Новости форума

15/11/17 смена имиджа и учёт персонажей под управлением ГМ
11/11/17 обновление дизайна

Нужные персонажи

Семейство Гатине, герцогиня Перрена, император и императрица, король Лордиона, принцы Азалии
Администрация форума

Wilhelm II Arenberg - ответственен за Священную Империю, Райнхарден, Латгарден, Риверхейм, Альмерию, Калерию, магию и религию.
Sibylle Braunfels - ответственна за Азалию, Лордион, Нордлинг и Пиратские Острова.

Sangreal

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sangreal » Настоящее время » Высшее искусство II: Вольные птицы


Высшее искусство II: Вольные птицы

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Вольные птицы

Дата: 16 июня 1363 года.

Место: Риверхейм, Винтерхевен.

Участники: Хьюго Витгенштейн, Вильгельм Аринберг, впоследствии NPS.

Продолжение эпизода "Высшее искусство": после восстания Фридриха Аринберга, герцога Ангальта и лорд-маршалла Риверхейма, король Вильгельм с канцлером теневого совета попадают под стражу, не зная ни о дальнейшей судьбе императрицы и Шарлотты, ни о будущем детей короля, захваченных предателями. Но это не значит, что у Его Величества больше не осталось союзников.

0

2

- Демоны вас побери, кухаркино отродье!.. Тупые грязные солдафоны... включая вашего предводителя.
Хьюго бушевал: разбрасывал носком сапога солому по полу камеры, со всей силы пинал ногами решётку, ругал бунтовщиков, на чём свет стоит, а потом вдруг со стоном падал под стеной, зажимая рукой длинный порез на рёбрах. Не повезло на оборонительной линии вокруг театра, одежда на канцлере была совсем лёгкая, а от меча он действительно отвык, хотя на насмешку короля на сей счёт тогда только фыркнул. Но он никогда и не был силён в фехтовании - не та специалиальность. Хотя нынешний день наверняка заставит его пересмотреть приоритеты...
- Чёрт, им что, хочется, чтоб мой труп скрасил скромное убранство этой комнатёнки? - буркнул наконец раздражённо, покосившись на молчаливого Вильгельма. Да, они глупо проморгали эту хитрость старика Фридриха. Самым непонятным для канцлера оставалось полнейшее молчание его агентов, которые непременно намекнули бы: даже самая большая осторожность не гарантировала секретности столь масштабной подготовки. Но скорее всего большинство его людей просто выловили или перебили, лорд-маршалл наверняка имел свои связи с теневым советом, будь он неладен...
Хьюго было паршиво, очень паршиво. Мало того, что он совершенно отвык от драк и физических травм, почему сейчас царапина ему весьма докучала, так ещё и дико раздражала полная беспомощность перед герцогом Ангальта, сумевшим так легко их провести. Никому нельзя доверять...
Вдруг снаружи послышались тяжёлые шаги, сумрачный свет загородили тени, и дверь камеры заскрипела, отворяясь.
- Кому тут скучно сидеть спокойно? - рявкнул грубый голос, и факел осветил лицо стражника. - На свидание к дыбе не терпится?
- Думай, с кем разговариваешь, холоп, - холодно, но ровно отрезал канцлер, поднимаясь и подходя ближе. - Власть меняется, как ветер по весне. У меня рана, могу я рассчитывать хоть на чистую тряпку для повязки?
Солдат поднёс факел ближе к груди Хьюго, присмотрелся.
- Маленькая царапина беспокоит Его Сиятельство? - с такой издёвкой в тоне, что Хьюго стоило труда сдержаться. - Потерпите, милсдарь, от этого не умирают. - И с громким хохотом развернулся уходить.
- Отребье, - шикнул канцлер себе под нос и звучно крикнул вслед уходящему: - И я желаю говорить с капитаном стражи! А ещё лучше с кем-нибудь из лордов Ангальта! Передай им, болван, не то можешь потом крупно пожалеть.
Он не надеялся, что это сработает, но вариантов и так было немного. Если бунтовщики накрыли не всю его сеть, что было бы маловероятно, то его люди не оставят его в беде: существовало как много методов партизанской борьбы, так и вариант пособирать по провинциям верных Вильгельму - наверняка переворот пока коснулся только Винтерхевена. Самым худшим был захват принца и принцесс, но и тут они не обладали всей информацией, возможно кого-то из детей удалось спасти верным короля. К тому же Шарлотте удалось уйти вместе с императрицей, а уж она знает, что надо делать... То есть Хьюго очень хотел на это надеяться.
А ещё был тот голубь...
- Не всё так плохо, если даже птицы тебе помогают, - задумчиво усмехнулся он сам себе.

Отредактировано Hugo Wittgenstein (2017-11-22 22:47:55)

+2

3

Пусть короля уже более часа назад отвели в холодное и сырое подземелье королевского замка, кожа на лице всё ещё помнила огненный оскал пылающих стен театра, а перед глазами то и дело мелькали вспышки света от горящих снарядов катапульт, впивающихся в здания города. Как, как он смог притащить целую армию под стены столицы? Первым делом хотелось искать виновных - то ли канцлер проморгал, то ли генералы все оказались куплены, но ответ мелькал прямо перед носом - речь ведь идёт о лорде-маршале. Он управляет королевской армией, руководит переводом войск из одной части королевства в другое. Наверняка сейчас под стенами города стоят солдаты, которые должны были перейти с запада Риверхейма на восточные границы, дабы быть готовыми к войне с Азалией. Один поворот и они оказались под столицей. Неужто все так ополчились на короля, чтобы последовать за изменниками? Едва ли все, но большая часть, да и не следует забывать, что авторитет в армии у Фридриха будет побольше, чем у его племянника. В конце концов, в битве под Скайхиллом он был единственным из военачальников, кто выжил и при этом якобы не предавал свою сторону, хотя в действительности оказался большим изменником, чем все прочие. Оставалось надеяться, что птица, так удачно напавшая на маршала, выдрала глаз этому наглому лжецу, пусть носит метку предателя, пока ещё жив.
- Какие интеллигентные лица тут у нас, - пробормотал король, когда его ввели в просторную комнату. Дюжина офицеров, несколько генералов и сам Фридрих, успевший нацепить повязку на глаз. Судя по тому, что половина ткани пропиталась кровью, рана ещё свежа и едва-ли предатель показывал её медику. Один из стражников замахнулся и отвесил пощёчину королю стальной десницей. Металлический привкус во рту заставил Вильгельма сплюнуть кровавую жижу на пол, пока Фридрих подходил ближе. Тот молчал, будто ждал от племянника инициативы - кричать на него, обвинять или задавать вопросы? Ни один из вариантов не прельщал Вильгельма, ведь отчасти он понимал мотивы своего дяди. Лучшего шанса не выпадет, с королём и принцем в заложниках он может рассчитывать на корону, если только управится и с Конрадом. Надо же, Конрад, этот бедный родственник, в одночасье из проблемы Вильгельма обернулся в проблему Фридриха.
- Уведите его в камеру, - сухо скомандовал маршал, отвернувшись. Солдат толкнул в спину короля, пока второй открыл дверь справа. Краем глаза Вильгельм увидел, как один из его сопровождающих протягивает меч короля Фридриху, но о чём заговорщики начали разговаривать уже было не слышно за лязгом железных колодок, звуками моросящего дождя и хлюпаньем грязи под ногами. Клетку открыли и в Вильгельма забросили внутрь, а спустя пару мгновений здесь оказался и Хьюго. Очевидно, клеток на всех пленников явно не хватало - по пути сюда король видел как гвардейцев, так и разного пошива лордов, которых Фридрих, очевидно, не смог соблазнить перейти на свою сторону. Всех ждала казнь под благовидным предлогом, в том числе и Хьюго, ну а самого короля будет ждать позорная смерть где-то на задворках, дабы позже маршал объявил о трагической смерти племянника в ходе несчастного случая. Какую версию он изберёт для оправдания этой осады и такого вероломства? Впрочем, это не так важно, сейчас нужно попытаться для начала выжить, а потому уже думать о более глобальных вещах.
Недолгая перепалка канцлера со стражником не особо привлекла внимание Вильгельма, он сидел в углу, опустив голову. Как выбраться из тюрьму, которую сам же и строил? Зодчие были превосходными и уповать на то, что клетку можно будет открыть каким-то хитрым трюком - глупо. Слова Хьюго о птице, наоборот, заставили его поднять взгляд.
- Никогда в жизни не видел, чтобы птица нападала на человека и начала выклёвывать ему глаз, - с усмешкой сказал как бы просто так король, пытаясь вспомнить этот момент в театре. Пылающий огонь и свист болтов он помнил лучше, чем этот момент, который, фактически, спас его от верной смерти. Не отвлеки птица маршала, его арбалетчики наверняка нашпинговали бы Вильгельма болтами и ни о каком плене не шла бы уже речь, или хуже - Фридрих бы одержал верх в рукопашной схватке, доказав всем, что он более умелый солдат, чем племянник - весомый аргумент для Риверхейма.
- Кто бы мог подумать, что пернатые тоже не любят предателей, - с нервным смешком добавил король, соскребая часть земли под ногами. Грязь, пропитанная кровью дюжин людей, которых по приказу Вильгельма заточили в эти казематы, теперь сможет вкусить и крови самого короля.
- На мгновенье мне показалось, что это не обычная птица, - задумчиво продолжил Вильгельм, вспоминая, как необычно она себя вела. Напасть на врага, а после - кружить на головами короля и канцлера - это больше похоже на что-то сознательное, чем животное помешательство.

+2

4

Король тоже выглядел неважно. Хьюго не мог припомнить своего государя таким... потухшим, что ли? Словно все надежды покинули его. Может так подействовал захват наследника и принцесс? Канцлер даже опасался обращаться к Вильгельму, полагая, что отвлекать его от мыслей сейчас... невежливо? Тьфу ты, ругнулся про себя с досадой, вот уж выискал случай поиграть в манеры.
И только хотел обратиться, как тот вдруг поднял на него глаза.
- Знак свыше? - в тон ему усмехнулся Хьюго, подошёл и присел рядом, осмелившись наконец рассмотреть сблизи. Ссадина на лице, видимо кто-то из предателей не сдержал личной претензии... Стало неловко за собственные жалобы, Хьюго прижался затылком к стене и прикрыл глаза, подпирая Вильгельма плечом.
- Необычная, - подтвердил негромко, когда тот умолк. - Помните, как дрессируют почтовых и охотничьих птиц? Похожего голубя я недавно подарил одной девчушке из дикой глуши... способной девчушке. Может она сумела обучить его чудесам. Хотя, - продолжил после паузы более шутливым тоном, - не исключаю, что справедливость, подпитанная истовыми молитвами двора, проявила таки себя в этом случае. Милость Создателя, - засмеялся негромко. - Однако же невелика, если посмотреть на то, в какой ситуации мы в итоге оказались. Впрочем, Её Императорское Величество тоже выжила, и чертовка Лотта... - тут Хьюго наконец замолк окончательно, словно испугавшись собственной ереси. Они не знали наверняка, удалось ли женщинам выбраться из горящего театра. В последний раз Хьюго видел их на балконе у входа в ложи, но огонь уже распространялся довольно быстро, а до чёрного хода было ещё далеко. Хотелось конечно верить в лучшее, но при любом раскладе трудно было сказать, что удача на их стороне.
"Если выберусь из этой переделки - куплю Агнес пряничный домик и новое платье впридачу. Пристрою замуж за своего человека... Если это действительно её рук дело. Выгода по итогу невелика, зато моральное удовлетворение."

+1

5

Вильгельм, пусть и верил в Создателя, никогда не отличался особой набожностью и уж точно не был склонен полагаться на его милость. Достаточно десяти минут на поле боя, чтобы понять, что если Создатель и существует, то его давно уже нет рядом. Миллионы смертей и всепоглощающая несправедливость, из-за которой любой справедливый поступок сразу же нарекают чудом - всё это слабо походило на тот мир, который рисовали священники в рясах. Если Фридрих убил или убьёт дочерей и сын племянника, разве не будет ли это доказательством того, что никакого бородатого дяди на небесах нет? Дети - абсолютно невинные существа, и если Создатель практикует принцип ответственности детей за поступки родителей, тогда он ничем не лучше тех исчадий, которыми пугают те же священники.
- Это же как надо тренировать голубя, чтобы он набросился на человека, - со смешком ответил Вильгельм, покачивая головой. Нет, ни одна птица не станет так поступать, ведь даже орлы в своём уме не станут налетать на взрослого мужчину, а с голубя то чего взять? Одно из самых миролюбивых созданий внезапно решило поточить когти о глаз маршала - в иной раз король рассмеялся бы во весь голос, не находись он в результате всего этого в казематах.
- Уверен, они выжили, - тут же ответил Вильгельм, переведя наконец взгляд на канцлера. Нельзя было допускать и мысли, что Матильда погибла или хуже - её пленили, иначе любые их попытки выбраться отсюда заранее обречены на провал. Смерть императрицы положит конец союзу Риверхейма с Империей, а этот союз - единственное, что поможет обуздать знать в королевстве и вернуть власть законному правителю. Если случилось самое ужасное и Фридриху удалось раздуть поражение племянника в глазах его вассалов короны, кроме имперских легионов, слова понтифика и дипломатии юга ничего не спасёт положение Аринберга, уповать же на то, что сторонников у Вильгельма больше, чем противников - глупо. Лишь во вторую очередь он размышлял о сестре не в ключе политики, но от этого мысль, что она может быть мертва, не переносилась легче.
Он мрачных мыслей короля отвлек шум за окном - лязг доспехов, чьи-то крики и приказной тон неизвестного человека. Встав, наконец, Вильгельм подошёл к небольшому окошку и схватился за решетку, всматриваясь во двор. Начавшийся дождь и ночное небо мешали разглядеть всё, но лунный свет всё же давал какой-никакой, но обзор. Троих человек несли по паре стражников к наспех сооруженному эшафоту. Одного за другим палач их обезглавливал, пуская реки крови на промокшую дождём почву. С трудом Вильгельму удалось разглядеть в казненных собственных гвардейцев - нагрудники в виде короны выдавали их даже в условиях плохой видимости. Спустя несколько мгновений трупы унесли, а на эшафот притащили ещё одного - кажется, это был имперский посол, давеча согласовывавший приезд императрицы. Палач занёс меч и голова слетела в корзину, которая должна была наполниться уже кровью и водой. Это радовало - Фридрих явно не настроен получать помощь от Империи и старался скрыть следы своего поступка, по крайней мере отстрочить тот момент, когда обо всём узнает император. Наконец, во двор вывели последнего приговоренного - им оказался рыцарь-командор королевской гвардии - человек, прослуживший верой и правдой короне долгие сорок лет. Уже седой и с виду немощный, он оттолкнул стражников и вызывался самостоятельно добраться до места своей казни. Взобравшись на эшафот, он бросил взгляд куда-то в сторону, улыбнулся и резко выхватил меч из ножен одного из сопровождающих, с хирургической точностью рассекая глотку палачу. Второй стражник лишь успел добраться кистью до рукояти своего меча, как удар расплющил его черепушку. Впрочем, где-то со стен тут же полетели стрелы, пронзая незащищенное тело старика. Король почти незаметно улыбнулся, ведь его переполняла гордость - рыцарь-командор умер достойно, унесся с собой троих предателей.
- Только что тайный совет лишился одного своего члена, - отметил Вильгельм, после чего перевёл взгляд в другую сторону двора. Из под арки показался до боли знакомый человек, одетый в чёрное и с мечом на поясе - Теодор Изенбург, архиепископ Риверхейма. Мужчина шёл в сопровождении двоих стражников, теряясь за стеной. Спустя пару мгновений скрипнули ставни на двери и перед клеткой появился Теодор. Бросив взгляд на заключенных, он жестом отослал стражников, после чего вынул из под промокшего плаща рулон ткани - кажется, она могла бы подойти для сносной повязки. Протянув её сквозь решетку, он тут же обратился к Вильгельму:
- Ваше Величество, прежде, чем вы заподозрите меня в соучастии хотел бы уверить вас, что я до последнего момента не знал о намерениях лорда-маршала. Он и некоторые из его сторонников в частных беседах жаловались на политику и двор,
но не более обычного - всегда есть недовольные чем-либо. Я не придавал этому значения, пока сегодня днём лорд-маршал не приказал прекратить приготовления к мессе в честь приезда императрицы в Риверхейм. Меня и многих епископов пригласили в королевскую капеллу за час до начала осады, где епископ Ангальта произнёс целую речь, в которой утверждал, что проигрыши на полях сражений являются следствием того, что Создатель отвернулся от короля, запятнавшего свою душу братоубийством. Он посетовал на то, что брак с королевой Сибиллой проклят, ведь её родина тонет в боньеристской ереси и язычестве, а ваш новорожденный сын является чуть ли не бастардом, зачатым неверной супругой после многих лет неудач. Епископ осуждал приезд императрицы, предостерегая всех от того, то скоро женщина через вас будет править Риверхеймом. Духовенство с севера и запада королевства поддержало епископа, южане примкнули нехотя,
а прелаты с востока предпочли покинуть это сборище - их задержали, вполне возможно, что казнят. Мне пришлось выразить поддержку епископу, иначе моя голова сейчас была бы уже насажена на копьё, а епископ уже отправлял бы письмо в Абердин с просьбой назначить его новым архиепископом,
- ещё другой рукой архиепископ достал буханку хлеба, протягивая её канцлеру. Взгляд Теодора перескочил с короля на Хьюго:
- Тайный совет почти в полном составе был арестован, некоторых уже казнили, других казнят вскоре. Вас, милорд, объявили организатором заговора против короны и на этом основании лишили вас должности и распустили совет, сняв неприкосновенность со всех его бывших членов. Захват города и королевского замка объявлены контрмерами против этого самого заговора - якобы лорд-маршал и его приспешники спасают королевство от узурпации власти, хотя сами же они и узурпировали её. Сейчас, насколько мне известно, формуируется регентский совет. Поскольку тайный совет распущен, герцог Ангальта объявил себя единоличным регентом, как близкий родственник короля Вильгельма III, - наконец, архиепископ подошёл к главной теме:
- Уже объявлено о вашей смерти, Ваше Величество. Якобы вы погибли вследствие пожара в Большом Театре, ваша сестра и много кто ещё тоже объявлены либо погибшими, либо пропавшими без вести. Боюсь, меня прислали сюда, чтобы я исповедал вас обоих перед казнью.

+2

6

Не сказать, чтобы Хьюго убедила уверенность Вильгельма в том, что их сёстры живы. Но он из вежливости склонил перед ним голову, соглашаясь. А после тоже подошёл к зарешёченному окошку и с минуту наблюдал из-за плеча короля, но вскоре отвернулся и присел под стеной снова. Во дворе послышался странный шум, скрежет оружия, предсмертные хрипы - канцлер лишь взглянул в ту сторону, когда король упомянул о смерти одного из его коллег.
- Судя по шуму, погиб он достойно. Что всё равно жаль, - бесцветно отозвался, морщась от вновь занывшей царапины: члены тайного совета в любом случае полезнее живыми, чем даже заслуженно почившими. Но тут к ним пожаловал новый посетитель.
- Ваше Преосвященство!.. - только и вымолвил Хьюго, рассмотрев визитёра, и, превозмогая боль, тоже подошёл к решётке.
Рассказ архиепископа удивил только в первый момент и больше наглостью заговорщиков, в остальном всё было ожидаемо. Не верить Изенбургу в принципе резона не было, Вильгельм ныне мог рассчитывать на явно меньшую поддержку, чем лорд-маршалл, так что выгоды играть перед королём верного у архиепископа было немного. Тем более, что после он рассказал и о так волнующей Хьюго судьбе тайного совета.
- Милостивый Создатель, какая честь! Интересно, на чью поддержку я как заговорщик мог рассчитывать, по их мнению? Прям заинтриговали! - нервно рассмеялся канцлер, забирая у Изенбурга хлеб и ткань. - Но вам, милорд, премного благодарен.
Зато последняя фраза архиепископа шарахнула по голове внезапным осознанием: а ведь смерть совсем близко. Ближе, чем Хьюго когда-либо мог предполагать. И от этого стало совсем тоскно. Он только было собрался отказаться от исповедания - почему, сам не понимал, но это претило, - как откуда-то с поста стражи донёсся невнятный шум, потом тихий лязг, словно по каменному полу волочили цепь, а после к ногам архиепископа подбежал большой курчавый пёс, волоча что-то в зубах.
- Тогда я на очереди, лорд, - прозвучал из темноты низкий женский голос, и к решётке бесшумно приблизилась закутанная в плащ фигура. Из-под капюшона сверкнули зрачки, отражая свет, как кошачьи.
Хьюго влип в решётку, дёрнувшись, как от удара, и прошипел:
- Агнес! Что ты тут делаешь?
Женщина тихо рассмеялась и покачала на руках небольшой свёрток.
- Тише, милорд, разбудите дитя. Я принесла его на свидание к королю. - Подойдя ближе и не обращая внимания на архиепископа, она отвернула полу плаща и показала Вильгельму безмятежное личико его сына. Ребёнок спал.
- Ах ты чертовка!.. - с непонятной интонацией то ли негодования, то ли восхищения выдохнул Хьюго: мало того, что эта дикарка сумела выбраться из-под присмотра охраны, приставленной им, так ещё и выкрала кронпринца, и умудрилась пронести его прямо сюда...
Агнес опять улыбнулась.
- Ему будет печально узнать через десяток лет, что случилось с его семьёй... - Голос её звучал грустно, но глаза улыбались. - Когда я расскажу ему сказку о предательстве. О сожжении мирных деревень в крестовом походе, о битве, в которой погиб его дед, об этом дне, когда под руинами прекрасного здания в столице его родины был похоронен его отец... - Она проницательно взглянула на короля. - Мальчик может вырасти безымянным крестьянином в дебрях Восточной Трясины, лорд, а может не дожить до завтра.
- Ваше Величество! - назидательно шикнул Хьюго, но она лишь сверкнула на него глазами и упрямо повторила Вильгельму:
- Лорд. Как считаете, одно предательство искупает другое? - И после паузы: - Я вижу, вам не так уж и нужна корона...
На последней фразе её голос посуровел, и девушка снова отступила назад, словно собираясь уйти.

Отредактировано Hugo Wittgenstein (2017-11-28 14:34:38)

+1


Вы здесь » Sangreal » Настоящее время » Высшее искусство II: Вольные птицы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC