Новости форума

15/11/17 смена имиджа и учёт персонажей под управлением ГМ
11/11/17 обновление дизайна

Нужные персонажи

Семейство Гатине, герцогиня Перрена, император и императрица, король Лордиона, принцы Азалии
Администрация форума

Wilhelm II Arenberg - ответственен за Священную Империю, Райнхарден, Латгарден, Риверхейм, Альмерию, Калерию, магию и религию.
Sibylle Braunfels - ответственна за Азалию, Лордион, Нордлинг и Пиратские Острова.

Sangreal

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sangreal » Настоящее время » Да, род один, но разная порода


Да, род один, но разная порода

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Да, род один, но разная порода

Дата: 17 июня 1363

Место: Азалия, Эдсельбург, королевский замок

Участники: Сибилла Браунфельс, Геральд и Филиберт Браунфельсы (НПС)

Королева Риверхейма прибывает на свою родину после смерти отца. Официальная цель визита - почтить память покойного короля Манфреда VI и соблюсти старинную традицию с обменом мечами. Но что кроется по-настоящему за этим приездом? И что смогут сказать друг другу сестра и братья теперь, когда они оказались по разные стороны баррикад?

0

2

Сколь бы тяжелы ни были все предыдущие приезды в Азалию для Сибиллы, а этот, пожалуй, уже успел стать для неё самым тяжёлым, пусть и прибыла на родину она совсем недавно. Нынче азалийский двор представлял собой странную смесь из тени траура по скончавшемуся в начале года королю Манфреду и отблесков приближающейся коронации нового монарха. Король умер, да здравствует король. Да только тот ли человек по праву именует себя сейчас королём маленького восточного королевства? Двор, судя по всему, был уверен, что да, но, тем не менее, с опаской ожидал решительных действий со стороны западного соседа, прекрасно помня о существующем мирном договоре и претензиях на трон династии Аринбергов. И визит королевы Риверхейма был словно первым шагом к началу чего-то большего и значимого, чем молчаливое наблюдение друг за другом со стороны и угнетающего ожидания. Оттого к ней было приковано сейчас столько внимания, гораздо больше, чем в прошлые её приезды.
Хотя официальная встреча в одной из парадных зал королевского замка мало чем отличалась от предыдущих. Только если составом участников. Теперь Сибиллу приветствовал не отец, а брат с супругой. Присутствовала и мать, в таких непривычных траурных одеждах, ещё более старящих её и без того покрытое морщинами лицо. Королева внимательно изучала лица своих братьев, сестры, затем переводила взгляд невзначай на свою свиту. Фрейлины и придворные вельможи держались по-риверхеймски строго и молчаливо, в сравнении с азалийской знатью присутствующей в зале. Сурово выглядел и граф Лимбурга, сопровождающий супругу своего венценосного кузена. Взгляд королевы затем на миг задержался на лице Таддеуса. Младший брат выглядел растеряно, будто чувствуя себя не в своей тарелке. Рядом с ним занимала место Анника, тоже украдкой вопросительно оглядывая свою старшую сестру. Сибилла держалась ровно и не выдавала своих эмоций больше, чем того требовал этикет и повод их встречи, хотя, пожалуй, именно для младших сестры и брата она бы могла ещё найти подходящие слова, но только не для Геральда.
На самом деле сейчас ей бы больше всего хотелось отдохнуть, привести свои мысли в порядок и точно определиться, что она скажет брату после, когда они останутся наедине. Публичная её позиция, высказанная ещё в Риверхейме, наверняка, была хорошо известна и здесь, в Азалии. Как и официальная цель визита - почтить память покойного короля Манфреда - тоже была публична объявлена. Но за ширмой публичности и официоза всегда скрывается нечто большее, даже если кому-то совсем не хочется это признавать и, тем более, демонстрировать.
И после, когда официальная встреча неминуемо подошла к своему завершению, а Сибилла получила пару часов для того, чтобы отдохнуть, Её Величество уже уверенно в сопровождении из нескольких человек из своей свиты направлялась в сторону приёмных комнат, что раньше занимал её отец. Знакомая комната, просторная, с большим столом в центре, что окружали мягкие стулья, ещё хранила память о прошлом владельце, но теперь хозяином здесь считал себя его старший сын. Несколько мгновений Сибилла сохраняла молчание, встретившись взглядом с Геральдом, а затем посмотрев на Филиберта, находившегося здесь же.
- Ваши Высочества, - наконец, царствующую тишину прервал женский голос, и Сибилла чуть кивнула каждому из братьев. - Благодарю за пышный приём. Жаль, что в этот раз поводом для моего приезда стали столь печальные события, - имелась ли в виду смерть отца, или то, что Геральд нарушил договор с Риверхеймом, королева не уточнила. - В этот раз моё пребывание в Азалии, видимо, будет не столь длинным, - без капли лукавства закончила Сибилла, сделав небольшую паузу, а уже после продолжила. - Мой супруг передаёт вам свои соболезнования по поводу смерти нашего отца. А также он передал меч своего, дабы по старой традиции возложит его в усыпальнице на могилу короля Манфреда, - Сибилла остановила проницательный прямой взгляд на лице Геральда. - И мы надеемся, что традиция будет исполнена полностью, и Ваше Высочество передаст мне меч нашего отца, чтобы его можно было возложить на могилу покойного Вильгельма I.

+1

3

Приезд Сибиллы стал настоящей неожиданностью для Филиберта и его братьев. Гонец с вестями прибыл за несколько дней до того, как кортеж королевы добрался до границы, и за эти несчастные десятки часов принцу пришлось позаботиться о том, дабы чрезмерно настороженные солдаты на границе случайно не бросились на карету и не развязали войну, а может и того хуже – не убили сестру будущего короля Азалии. Кажется, Вильгельм на это и рассчитывал, выставив ловушку за ловушкой – сначала запоздалое уведомление о визите, а после и состав свиты Сибиллы – кузен короля, безусловно, не просто так затесался в рядах сопровождающих королеву. О тяжких взаимоотношениях между ним и Вильгельмом Филиберт знал достаточно, чтобы понять, что графа Лимбурга не просто так отправили сюда. Пытаться ли установить с ним контакт или всё же не давать повода королю избавиться от неудобной личности? Все эти вопросы явно надо было обдумать, но не ранее, чем принцы встретятся со своей сестрой и узнают о её расположении или не расположении к задумке братьев нарушить треклятый договор и сохранить власть за их семьей. Трудно было сказать, чего ожидали Филиберт и Геральд от этой встречи – поддержки или осуждения? С одной стороны, она их сестра, а Манфред был их общим отцом, разве она может согласиться на то, что следующим королём Азалии станет не её брат, а муж, которого она знает меньше десятка лет и к кому едва-ли воспылала чувствами за все эти годы. С другой же – фактически, трона пытаются лишить её сына, а в таких вопросах надеяться на объективность не приходится – мать всегда будет выгораживать своё чадо, даже если ради этого придётся пойти на преступление. Предательство собственной семьи принцы единогласно считали преступлением и надеялись, что Вильгельм ещё не успел запугать их сестру до такой степени, чтобы она поддержала его безумные требования, унизительные для всей Азалии.
После официальной встречи, преисполненной любезными формальными фразами, пришло время поговорить с глазу на глаз. Тадеуса решено было не приглашать – он был ещё слишком юн, чтобы понимать всё в полной мере, по крайней мере так думали его старшие братья, да и, по правде говоря, не обладал он властью, чтобы что-то решать. Геральд был их лидером на публику, а Филиберт – за завесой, исполняя роль Серого Кардинала. Только их мнения важны, слушать же размышления младшего из принцев никто не собирался и едва-ли Сибиллы огорчится его отсутствием. В просторной комнате они ждали сестру, поглядывая друг на друга. Филиберт попивал разбавленное вино, пока Геральд всматривался в окно, изредка отвлекаясь на чтение депеш и рапортов. Наконец, дверь со скрежетом открылась и внутрь вошла королева Риверхейма. Стражники закрыли за нею дверь, фрейлины и слуги остались там же – беседа предстояла приватная, семейная, лишние уши не нужны. К тому же, только с глазу на глаз принцы могли надеяться на откровенность, будь рядом хотя бы один риверхеймец Сибилла едва-ли скажет что-то искренне, как не стала бы говорить любая здравомыслящая женщина.
- Прекрасная риверхеймская традиция, - бесцеремонно ответил Геральд, опустив формальности. Отложив в сторону бумаги, он опустил кисть на рукоять меча, привлекая внимание сестры к мечу в ножнах – это был как раз тот меч, который просил Вильгельм. Пусть у Азалии и Риверхейма общее имперское наследие и общий осадок от тех времён, но подобной традиции на востоке не было, здесь принято было передавать меч от отца к сыну, а в случае чего – хоронить его вместе с телом, но никак не передавать врагу. Азалийцам подобная традиция непонятна, ведь передавая меч, человек признаёт своё поражение – после битвы побежденный вручает свой меч победителю, нет? Впрочем, Филиберт тут же встрял, стараясь исправить просчёт брата:
- Ваше Величество, - улыбчиво начал средний из сыновей Манфреда, вставая из-за стола. Подойдя к сестре, он взял её ладонь в свою и легонько поцеловал, совершенно искренне радуясь тому, что они наконец увиделись после долгой разлуки.
- Счастье, что вы смогли в безопасности прибыть в столицу, нынче дороги стали опасны. Вести о надвигающейся войне разворошили разбойничьи банды, как медведь – улей. Несколько инцидентов на границе лишь укоренили в них мысль, что скоро вся стража отбудет на войну и королевские тракты и леса останутся без присмотра. Надеюсь, ваш, - Филиберт улыбчиво поправил себя же, - твой визит переубедит их в этом. Что же насчёт меча – разумеется, мы не можем отказать Его Величеству, особенно учитывая, что меч своего отца он нам уже отправил, - Геральд недовольно фыркнул, но промолчать, особенно когда Филиберт одарил брата тяжелым взглядом. Меч – это всего лишь железка, за пару золотых можно заказать себе другой, лучше и краше, а развязывать войну из-за такого пустяка было бы совершенно непредусмотрительно. Пусть они символично склонятся, лишь бы с ними склонялся и Вильгельму, а раз меч его отца уже в Азалии, то и уступка уже была совершена.
- Довольно пустых слов, - наконец, встрял Геральд, отстегнув ножны с пояса и положив меч на стол. По его выражению лица складывалось впечатление, что у маленького мальчика отобрали любимую игрушку, но спустя пару мгновений он вновь переменился, смягчившись и в голосе.
- Как я понимаю, это одна из попыток развязать войну? Твой муж настроен силой принудить нас исполнить позорный договор? – Филиберт одарил сестру ещё одной улыбкой, после чего медленно направился к своему месту, - Безусловно настроен, иначе не посылал бы свою супругу нам, дабы проверить нашу силу воли. Он надеется, что мы арестуем королеву Риверхейма или с ней что-то случится, дабы обвинить нас во всех грехах и обосновать своё вторжение, - принц занял место за столом, закинув ногу на ногу. Геральд кивнул брату, после чего перевёл вопросительный взгляд на сестру:
- Скажи честно, Сибилла, ты поддерживаешь своему супруга в его желании добиться отцовской короны? Нам уже следует считать тебя врагом? – вопрос заинтересовал и Филиберта, чей взгляд вслед за братским устремился на королеву.
[icon]https://i.imgur.com/PYQc6Hm.gif[/icon][nick]Gerald | Philibert[/nick]

+1

4

Сибилла чуть сузила глаза, всматриваясь в лицо Геральда, после его первой реплики. Всё также горяч и порывист. Мало что изменилось за последние годы, что она провела в Риверхейме. Возможно, всё даже усугубилось, учитывая нынешние обстоятельства. Сложно в таких условиях оставаться спокойным и сдержанным, ведь он не мог не понимать, что встретится с противостоянием своему решению.
Возникшую напряженность сбавил Филиберт. Медленно королева отвела взгляд от Геральда и посмотрела уже на своего второго брата, мягче и с появившейся на губах улыбкой. Она протянула ему руку, вполне искренне радуясь тому, чтобы хотя бы Филиберт не старается с порога её упрекнуть или задеть. Впрочем, это не отменяло некой настороженности, которая всё равно никуда не исчезла. Сибилла не хуже многих других понимала, сколь талантлив и хитёр её брат. Увы, теперь с ним она должна была сохранять крайнюю внимательность и не давать родственным чувствам брать верх над разумом.
- Благодарю, - чуть кивнула Её Величество на слова Филиберта, бросив ещё один короткий взгляд в сторону Геральда. - Да, это традиция риверхеймская, но она очень почитаема и важна. Это дань уважения, в том числе, и нашему отцу. В Риверхейме обычно не принижают достоинство и честь даже своих противников, - странное чувство одолевало Сибиллу. Впервые в свой приезд на родину за последние восемь лет она становилась в позицию защиты традиций королевства, в кое была насильно отправлена в юности. Хотя, возможно, раньше просто не было такой необходимости. Все знали, что, рано или поздно, случится то, что случилось, но пока критическая точка не наступала, можно было жить иллюзиями, что всё хорошо. А нынешние слова её можно было и оспорить, если смотреть на всё с позиции азалийцев. Договор, который заключили покойные отцы нынешних правителей Риверхейма и Азалии, весьма чувствительно прошёлся по достоинству последнего.
Меч оказался на столе, и после братья перешли к теме, которая и тревожила королеву Риверхейма больше всего. Она знала, что в этот раз уже её наверняка спросят прямо - на чьей она стороне - и даже готовилась к этому. Но возможно ли на самом деле быть к этому готовым? Сибилла сделала несколько размеренных шагов по комнате и опустилась на один из мягких стульев, переводя взгляд с лица Филиберта на Геральда и обратно.
- Мой муж намерен получить то, что ему полагается по праву. Унизителен этот договор или нет, но он существует. И не добиваться его исполнения, не отстаивать свои права - вот что на самом деле считалось бы унизительным для короля.
Враг - какое сильное слово. Приезжала ли она в этот раз на родину как сестра или, действительно, как враг - королева вражеского государства, супруга главного противника?
Сибилла тяжело вздохнула, на миг опустив глаза. Почему тяжкое бремя выбора пало именно на неё? Чем она заслужила это? Да и сделала она сама хоть один шаг, который бы вел её в эту точку? Нет, все шаги были сделаны за неё другими людьми, а с последствиями почему-то бороться должна, в том числе, и она, делая выбор между семьей, которая появилась у неё в Риверхейме в тот момент, когда родилась Аделина, и семьей, которая осталась в Азалии.
- Следует ли вам считать меня врагом? - выпрямившись, Сибилла холодно посмотрела на братьев. - Причём тут это? Разве вопрос стоит в том, на чьей стороне моя лояльность? Есть договор, который всё заранее определил. Какая разница, кто и что думает? Ведь когда восемь лет назад Вильгельм потребовал исполнения договора, ни отец, ни вы, не посмели возражать. Приняли с почестями герцога Ангальта и торжественно проводили меня в Винтерхевен. Тогда даже не поднималась эта тема - посметь нарушить договор - так что изменилось сейчас? Вы исполнили первый пункт, почему последний из них должен быть нарушен? Ничего за эти восемь лет не изменилось ведь. Вы, конечно, можете возразить. Это был мой долг - последовать воле отца и короля и выйти замуж по его решению. Так я свой долг исполнила в полной мере. Почему же у вас появилась такая привилегия - не исполнять свой долг и не соблюдать отцовскую волю? Ведь он подписал тот злосчастный договор, который определял мою судьбу, но и вашу тоже.

+1


Вы здесь » Sangreal » Настоящее время » Да, род один, но разная порода


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC