Новости форума

15/11/17 смена имиджа и учёт персонажей под управлением ГМ
11/11/17 обновление дизайна

Нужные персонажи

Семейство Гатине, герцогиня Перрена, император и императрица, король Лордиона, принцы Азалии
Администрация форума

Wilhelm II Arenberg - ответственен за Священную Империю, Райнхарден, Латгарден, Риверхейм, Альмерию, Калерию, магию и религию.
Sibylle Braunfels - ответственна за Азалию, Лордион, Нордлинг и Пиратские Острова.

Sangreal

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sangreal » Принятые анкеты » Ethny Dubois


Ethny Dubois

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://s2.uploads.ru/1Ocn2.gif

ETHNY DUBOIS
ЭТНИ ДЮБУА
Возраст: 13 октября 1342 года; 20 лет.
Титул: герцогиня герцогства Кас-Гвент в Калерии; в Лордионе за ней остался титул графини Глансшира.
Вера: в прошлом – навязанный Боньеризм, в настоящем –  язычество
Внешность: Katie McGrath

История
Мать смеялась, когда она родилась, и назвала дочь Эдной в честь любимой канонизированной святой. Год спустя мать плакала и приговаривала: «Как же я тебя оставлю, ангел мой?». Еще два года спустя лицо матери лишилось эмоций: Кассий, получив разрешение у короля, сослал жену, всегда бывшую ярой последовательницей Имперской церкви, в монастырь. Эдна не могла быть уверена, что мать того не хотела; Эдна стала зваться ласковее – Эдни, на манер ходившей в королевстве зарубежной моды. Маргарет, спустя каких-то несколько месяцев, умерла из-за разбушевавшейся в стенах монастыря эпидемии. Каждый раз, когда на глаза девочки попадался образ святой Эдны, она просто мысленно добавляла «и» к своему имени.
Кассий, будучи младшим ребенком в семье и, увы, единственным наследником мужского пола, вырос мужчиной деспотичным и крайне непрактичным: он, имея титул, не интересовался ни военным делом, ни политикой, а только знал себе, что тискать шлюх и распивать вино. Семья его, впрочем, пользовалась расположением короля; не за то даже, что новая королева была им близкой родственницей, а за былые заслуги: когда начиналась гражданская война и старый граф был еще жив, Дюбуа были в числе тех, кто поддержал Луи Нуаре без колебаний и промедлений. Впрочем, одну вещь в своей жизни Кассий сделал правильно: когда Эдни исполнилось семь, он попросил свою кузину Роземонд, вторую супругу Луи и королеву Лордиона, забрать дочь ко двору, чувствуя словно, что с ним девочку ничего хорошего не ждет.
Эдни попала в руки Роземонд без какого бы то ни было образования, не умея ни читать, ни писать, ни слушать: она целыми днями пропадала на свежем воздухе, носилась по двору с мальчишками, размахивая деревянным мечом, задирала других девочек и была настолько юной и непосредственной, насколько может быть ребенок, выросший в крае, который другие называли Зеркальным графством из-за обилия в нем озер и гор со снежными верхушками – она была решительно непохожа на дворцовых детей и точно знала две вещи: как угнаться за кроликом и заштопать носок. Вещи, которые графская дочка знать не должна бы. Как позже узнала королева, девочку растили в основном кухарки да служки – двое из них до сих пор работают во дворце, одну Эдни прихватила собой в Калерию.
Четыре года при дворе царила невыносимая скука: Эдни мучали книжками, науками, манерами, этикетом, танцами, вышиванием, трактатами Боньеризма, всей положенной и присущей Лордиону куртуазностью, а то, что у нее получалось инстинктивно (охота, остроумные байки, подслушивание секретов), считалось неприличным и строго запрещалось королевской свите – барышням, обязанным подавать пример. Дни, когда ей разрешали вывести коня из стойла, Эдни считала благословением всевышнего. Но однажды Роземонд, первый и единственный раз наказавшая ее пощечиной, мудро заметила: «Мы не знаем кто мы, пока не попробуем все. Мы не знаем, для чего мы созданы, пока судьба не повернет нас под нужным углом. Мы не рождаемся теми, кем умираем». Никогда не плачущая Эдни злобно кивнула и реверансом проводила королеву. Тем же вечером она поняла, что если судьба может повернуть ее под нужным углом, то и ей угодно повернуть судьбу. Желательно – на 180 градусов. Она выкрасила свои вороные волосы в золотистый каким-то хитрым настоем, под стать своей королеве – при дворе все хотели походить на эту белокурую, величественную женщину, умеющую так тонко и метко вести политику двора в нужном направлении. Роземонд была той, кто никогда не забывала уделять внимание даже самым незначительным мелочам; она, имея двоих дочерей-близняшек королевской крови, была в идеологическом смысле близка с принцем Карлом и частенько поддерживала его позицию в переговорах – когда могла, уговаривала супруга, не склонного к мягкой политике, на дипломатию. Луи женился на ней, спустя многие годы после смерти первой супруги, чтобы обеспечить себе поддержку мечущихся дворян – в приданное к Роземонд шли три знатных и могущественных лордионских рода, связанные с ней кровными узами, и хорошие заграничные связи, учитывая, что ее семья долгое время слыла дипломатами и хорошо ладила со многими странами. Конечно же, Роземонд скоро нашла себя при дворе в мудреных закулисных играх и снискала себе славу мудрой женщины, умеющей развлечь гостей и организовать выгодный союз. Так как в браке с королем у нее родились лишь две девочки, она всегда относилась к взрослеющему Карлу с долей материнской любви и понимания.
С тех пор жизнь при дворе никогда не была скучной. Под чутким руководством королевы, для которой Эдни была почти дочерью, девочка превратилась в девушку совершенно другую, новую. И этот ее почти статус позволял Роземонд некоторую вольность: вероятно, она бы никогда не использовала своих детей так, как использовала Эдни. Когда-то близкая с разбойными сыновьями служанок, Эдни вдруг стала частой партнершей по танцам Карла, легкомысленной подружкой-сплетницей младших принцесс, помощницей Аделис в благотворительных начинаниях и верной спутницей на воскресных богослужениях; она стала той фрейлиной королевы, на которых кивают на балах, то ли с завистью, то ли с желанием, то ли с легкой иронией – мол, светская какая. Врожденная дерзость, легкая насмешливость, закованная в искусные цепи красноречия Роземонд, превратились в безупречное оружие, порой не совсем женское, но, безусловно, очаровательное. Эдна помнила жену каждого графа по имени, знала, кто у кого родился, как его назвали и, казалось, могла с уверенностью предсказать, сколько он проживет. Королева делала ставки, а потом говорила: «Не так. Думай лучше». И Эдни думала, пытаясь глубже забраться в чужую голову. К четырнадцати она научилась подстраиваться, зеркально отражать практически любого и со временем – проникать в самую суть. Ее речами заслушивались даже местные острословы: всегда немного дерзкая, слегка перченная, как заморские блюда, Эдни была свежей непредсказуемостью, дуновением момента. Ей стало интересно, как королева сможет ее использовать, каждое новое задание казалось вызовом; со временем становилось все более опасным и сложным. Но Эдни хотелось большего. «Думай лучше», - взращивала ее Роземонд, и девушка поддавалась наставлениям, как глина. Получив свою первую улыбку от иностранного посла, Эдни хитро улыбнулась Роземонд, которая, безусловно, придумала для нее очередное важное поручение.
Когда ей стукнуло пятнадцать, то ли от вечных попоек, то ли от сифилиса умер отец, оставив ей в наследство Глансшир. Эдни была уверена, что где-то у него водится пара-тройка бастардов, но, даже признанные королем, они не могли оспорить ее наследное право – она была единственной наследницей. Глансшир отошел казне до взросления Эдни (в пятнадцать она считалась уже взрослой, но управленческого опыта не имела, да и королева не была согласна отпускать ее в родное графство(, а Роземунд назначила временного управляющего и применила всю свою изобретательность, чтобы отвадить жаждущих женихов от племянницы. А, учитывая, что одного взгляда королевы было достаточно, чтобы понять, свою фрейлину она отдавать никому не собирается, желающие были хоть и пылкими, но совсем не дерзкими. В отличие от самой Эдни, которая могла потешаться над ними, сколько душе угодно. Она знала: пока ее королева не скажет, никуда она из дворца не денется. Да и сама Эдни, ставшая за восемь лет полноправной хозяйкой холлов и потайных лазеек, не спешила никуда деваться.
Однако прошло еще два года, и королева объявила, что у нее есть соблазнительное предложение для подопечной. Политических дел не только внутри, но и снаружи никто не отменял, а Розамунд была одним из тех кирпичиков, на котором держался союз Нуаре с Калерией. Эдни предстояло отбыть в страну, которую она знала по описаниям и рассказам: дикую, варварскую, холодную, нецивилизованную, почти что Нордлинг. Ее счастливым женихом значился один из графов с обширными владениями и в королевской милости, что позволило бы ей часто бывать при дворе и исполнять свои прямые и так хорошо усвоенные со временем обязанности шпиона. Семнадцатилетней девушке, исправно посещавшей церковь и привыкшей к субботним балам, такая перспектива виделась мрачной: в стране язычников для светской, просвещенной последовательницы Боньеризма, казалось, не было ничего хорошего. И даже если бы Эдни не была от природы авантюрна и дерзка на подвиги, приказа королевы ослушаться не смогла бы. И она выкрасила волосы еще раз – обратно в черный.
Герцог Гвиллион, поговаривали, перекупил ее у жениха, которому она предназначалась, за лошадь и два мешка муки, явно чем-то пригрозив. Вторая часть этого, как позже осознала Эдни, вполне могла быть правдой, но тогда ее почти ничего не смутило: ее приезд наделал нужную шумиху, а новый жених, член королевского совета, герцог северных земель, достался завиднее предыдущего и ни капли ее миссии не мешал. Она представилась ему Этни, на калерьский манер заменив еще одну букву в имени, как меняют цифры глав в книге по мере продвижения. А через полтора года, неизменно явившись с мужем к королевскому двору, услышала, как кто-то зовет ее вороньей герцогиней. Кажется, Энриг хохотал весь вечер.
Вместе с прозвищем этим Этни обнаружила, как сильно поменялось ее мировоззрение, а вместе с ним и цели, пока она гостила в этой варварской, языческой стране. Служить вдруг стало не так интересно, и ос временем письма королеве сделались короче и менее подробными; однако вместе с тем герцогиня обнаружила, что цели ее и ее супруга (а без него теперь было никуда) схожи с целями принца Карла. По несколько иным причинам, более сложным и загадочным, но не зря же она училась у своей талантливой королевы.


Она распахивает глаза, и в них отражается шорох зеленых крон. Она открывает рот, и голос ее звучит звездами. Однажды вырванная из озерного края, она вернулась в него под другим именем. Именем, которое слышится и шорохом земли, и звездным светом, и порывистым ветром. Оно будто создано для вороньего крика – как послание между двумя королевствами.
Она то, что зовется адаптацией. Проникать в чужие головы жестом ли, словом ли, взглядом ли, мыслью ли – ее главный талант. Сырая глина, принимающая любую форму, никогда не застывающая. Если это слово что-то значит, то Эдни была неотразима. Этни же стала чарующей. И почти ничего не изменилось, только сердце бьется немного в другом такте. То, чего Эдни боялась больше всего, впиталась в Этни, как морская вода впитывается в губку – на поверхности коркой застыла соль. Она страшилась варварских нравов и языческих обычаев; однажды она прыгала выше всех, танцуя с деревенским девушками, и вдыхала глубже, когда старец с посохом поджег свои волшебные травы. Угрюмый замок со стенами, увитыми плющом, отражался у нее в зрачках тем, что так старалась подобрать для нее Розамонд – неразрешимой загадкой, пульсацией тайны. Супруга она лишь однажды назвала Генрихом, на свой лордионский манер, а затем он поцеловал ее первый раз, и она призналась, что раньше в ее имени была буква д.
Ее приветливая, южная улыбка очаровала новый двор, как очаровала и прошлый, но за два года плавные движения ее сделались по-женственному резковатыми, пульсирующими, и в тот вечер, когда ее назвали вороньей герцогиней, Этни разбудила слуг посреди ночи, приказав оседлать ей коня. Того самого с черной гривой, которого, как утверждали, Энриг обменял на нее. Пластичная, глиняная Эдни оказалась ужасно далека от своей королевы, и свежесть северного края залезла к ней в душу, подняв с глубины то, что покоилось на дне озера и на горных вершинах: диковатую необузданность ребенка, ритмичное свободолюбие, желание лесной охоты. Бережно хранимые цепи, превратившие ее непригодность в величайшее филигранное искусство, явно не досчитались звена – где-то там цепь должна треснуть и разойтись. Под ней окажется либо зеркало с отражением златовласой королевы, либо воронья чернота.


Свободно говорит и пишет на имперском и абельском языках, за последние три года научилась немного разбирать старые символы языческих текстов; не обделена дипломатическими навыками и талантом красноречия. Неплохо держится в седле, самую малость владеет кинжалом – знает, за какой конец браться. Будучи ребенком, знала, как охотиться и могла за собой ухаживать без посторонней помощи; в случае надобности может эти навыки применить, но, учитывая что за последние года охота для нее была лишь развлечением, а в качестве помощи всегда водились служанки, несколько подрастеряла в умениях. Став язычницей, начала активно интересоваться травами, их эффектами и свойствами и медициной в целом, но ничего кроме теоретических знаний не приобрела – не то, чтобы у нее была цель. Весьма внимательна в изучении чужих обычаев и традиций, как и ее супруг, интересуется магией и всем таинственным.
Родственники:
Кассий Дюбуа – отец, граф Глансшира, ныне покойный;
Маргарет Готье – мать, графиня Глансшира, монахиня, ныне покойная;
Роземонд Бретон – двоюродная тетка, королева Лордиона и виконтесса Глансшира, вторая супруга Луи Нуаре, 34 года;
Энриг Гвиллион – герцог северного герцогства Кас-Гвен королевства Калериа, супруг, 34 года;
Фиона Гвиллион – золовка.

Связь:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Ethny Dubois (2017-11-09 23:56:46)

+2

2

Добро пожаловать!
Посетите следующие темы:
Занятые внешности
Заполнение личного звания
Заказ аватаров
Выяснение отношений
Поиск соигрока

Желаем вам приятной игры!

0


Вы здесь » Sangreal » Принятые анкеты » Ethny Dubois


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC