Sangreal

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sangreal » Альтернативная игра » Браки заключаются на небесах


Браки заключаются на небесах

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Браки заключаются на небесах
--

Фэндом: Sangreal

Дата: начало истории - вторая половина февраля 1363г., начало сюжета - июнь-июль 1363г.

Место: королевский двор Риверхейма

Участники: Хьюго Витгенштейн, Гизела Рамо

Браки заключаются на небесах - пусть бы там и оставались! Но проживать их приходится на грешной земле...

+1

2

Двадцатые числа февраля 1363 года. Риверхейм, Винтерхевен, королевский двор.

 - Да, Ваше Величество, как вам угодно. Благодарю.
Хьюго бы подавился этими словами, не имей он опыта, приобретённого за все годы при дворе Риверхейма. Невесть откуда взявшееся негодование клокотало внутри, хотя особых причин для этого не было. При своей изворотливой и приспособленческой натуре граф вполне осознавал все выгоды предложения короля, но что-то внутри сопротивлялось.
Выдержанно поклонившись и ещё раз заверив Вильгельма в своей полнейшей преданности, он вышел за дверь, выдохнул, мысленно посчитал до десяти и стремительно направился в свои покои. Мозг привычно прокручивал все необходимые приготовления, но даже это сейчас не отвлекало.
У себя Хьюго первым делом налил себе вина. Отменное белое мускатное, с лучших виноградников Лордиона... будь он неладен.
Кубок с размаху врезался в стену напротив, расплескав вино по обоям, - не страшно, не красное ведь. Витгенштейн заложил руки за спину и принялся ходить по гостиной, пытаясь проанализировать собственное состояние. Прибежавший на грохот слуга был отослан до приказа.
Итак, риверхеймский двор вовсю предавался празднетствам по случаю победы союзных войск герцога Сенье и короля Вильгельма в битве при Монт-Лионе. Приглашены были и послы герцога Рамо, прибывшие в столицу всего неделей позже самого короля. Витгенштейн как-то не ожидал от Рамо такой уступчивости, но неважно и слава Создателю за такой поворот дела, если бы не одно условие, которым новоиспечённые союзники решили закрепить мирный договор. Герцог предложил руку единственной дочери, а вот Его Величество не нашёл кандидатуры лучше, чем лорд-канцлер теневого совета.
И как сказано было ранее, сам Хьюго превосходно понимал как мотивацию Вильгельма, так и несомненную полезность этого союза. Теоретически. Будучи неплохо осведомлённым о семье Рамо, он знал, что маркиза получила превосходное образование, талантлива в языках, сдержанна в манерах и вполне годится для королевского двора. Да и его самого положение в принципе обязывало: в почти тридцать вельможе его ранга неприлично было ходить неженатым. Но видимо настолько сильно было в нём свободолюбие и неискоренимая страсть к похождениям, - да и в суровом традициями Риверхейме женатому дворянину были уже непростительны вольные куртуазные манеры, - что сейчас граф внутренне артачился как мальчишка.
" - Ладно, не столь важно, не придавай этому такого значения - тем более, что решение Вильгельма уже не оспоришь.
 - То-то Шарлотта потешится над старшим братцем!..
 - Не потешится, а позавидует. Кому, как не тебе, знать.
 - Вот именно, кому, как не мне, знать, что виду она и под пытками не подаст, зато уж отыграется..."

Внутренний монолог в подобном духе был прерван стуком в дверь.
- Да, войдите, - внешне Хьюго вполне владел собой.
 - Ваше Сиятельство, ваша сестра просит позволения на короткий разговор, - поклонился слуга, косясь на тёмное пятно на обоях.
 - Пригласи её в мой кабинет, а здесь пусть приберут, - небрежно махнув на пятно рукой, велел граф, таки наполнил другой кубок и прошёл мимо юноши в коридор. Его ждало коварное испытание, но он надеялся, что, выдержав, сумеет извлечь и моральную выгоду из этого нежданного "счастья".

Через несколько дней празднетства окончились, все договорённости были отшлифованы до мелочей, и посольство герцога отбыло на родину. Хьюго провожал гостей, стоя на подъёмном мосту, и мысленно прикидывал. Через два месяца они будут в Лордионе. С пару недель маркизе будут собирать свадебный поезд, а ещё через месяца два, два с половиной она будет здесь - итого минимум четыре, максимум пять месяцев. Последние пять месяцев его свободы.
Невесело ухмыльнувшись, граф распахнул плащ, тронул коня и почти сразу пустил в галоп. Неясное томное беспокойство в груди выдуло ледяным февральским ветром - он намеревался провести ближайшие месяцы с наибольшей пользой. И удовольствием.

Отредактировано Hugo Wittgenstein (2017-10-28 17:02:14)

+1

3

Апрель 1363 года. Лордион. Родовой замок Рамо – Шато-де-Лю.

Риверхейм… - слово звучало в душе одновременно и тревожным набатом и похоронным звоном, резко контрастируя с томным птичьим щебетом, доносившимся из сада. Тёплый, напоённый пряным запахом трав, ветер ласкал лицо мягкими прикосновениями, а солнце путалось в прядях волос, окружая стоявшую у раскрытого окна девушку золотым ореолом. Но мысли маркизы Рамо сейчас были далеко и от своих покоев, и от дома.
Вернувшееся несколько дней назад посольство привезло мирный договор и оттого настроение хозяев Шато-де-Лю было если не траурным, то полутраурным точно.
«Мир и любовь на вечные времена…», - ну, может быть и не «любовь», но суть была примерно такая, вот только Гизеле с трудом верилось в подобное благолепие. Написать можно всё, что угодно – пергамент стерпит. Да и то, что посольство возглавлял не отец, не Александр, и не Габриэль, а старший брат мамы – дядя Робер – очень красноречиво говорило о степени доверия к недавним врагам. Впрочем, мирный договор - ещё полбеды, а вот брачный, - уже со всеми подписями и печатями…
Конечно, её долг – выйти замуж с пользой для семьи, для рода и возраст уже такой, что шепотки за спиной начинают раздаваться, а не будь она дочерью герцога и в глаза бы, кое-кто из придворных дам матушки пожалуй, не постеснялся назвать перестарком.
Но не так же, - тонкие пальцы, унизанные тяжелыми кольцами, сжались в кулаки, - её не столько выдают замуж, сколько прилагают к мирному договору, как… вот именно, как корзинку с яблоками. Кушайте на здоровье, Ваше Сиятельство, - короткий взгляд в сторону стола, вернее, лежащей на нём небольшой, с половину книги, доски, почти незаметной на тёмном дереве. - Интересно бы знать, кто же это позаботился портрет будущего супруга приложить? Хьюго Витгенштейн, граф Вальдбурга, извольте любить и жаловать. Портретам, тем паче предсвадебным, Гизела не доверяла по определению – понадобится, так и козла орлом нарисуют, тут лично смотреть придётся и никак иначе. А что ещё о нём известно? Старше на десять лет, с одной стороны – это вроде бы плюс, а с другой – минус.
Наверняка, предан королю – дочерей врагов выдают замуж только за проверенных соратников. И вот тут всё очень зыбко – не захочет ли граф подняться повыше и стать герцогом, особенно, если король одобрит?
Гизела зябко передёрнула плечами, словно за окном вместо погожего весеннего дня стоял стылый зимний вечер. Как бы там ни было, время ещё есть: маркиза – не крестьянка, которая может прийти к жениху с узлом подмышкой. Пока отец и мама решат насчёт приданого, а там сначала одно дело найдётся, потом другое, третье, пятое и десятое. И кто знает, вдруг с господином графом до свадьбы что-нибудь приключится… Жизнь очень непредсказуема.

+1

4

Июль 1363 года. Риверхейм, Винтерхевен, королевский двор.

Хьюго не заметил, как пролетели весна и лето: сначала освоение земель, отвоёванных у Рамо, серии переговоров, посольства, переписка - во всём активно участвовали его агенты. Потом отъезд королевы Сибиллы на родину с семейным визитом и кучей подводных камней, тщательная подготовка и ныне постоянный контроль, письма, отчёты, донесения. И это не считая повседневной работы и с недавнего времени участившихся вылазок дикарей Восточной Трясины, что вроде не весьма касалось Риверхейма, не имеющего с ней границы, но вести из Империи и некоторые подозрительные личности, перехваченные даже на въезде в Винтерхевен, заставляли задуматься. Времени на свадебные приготовления не было, да и не хотелось Хьюго особенно об этом задумываться.
- Ты слишком беспечен, - с хитрой улыбкой качала головой Шарлотта, нарезая круги вокруг брата. - Поручи приготовления мне, я сделаю всё в лучшем виде. Надеюсь, ты хоть поинтересовался вкусами будущей супруги? Может стоит поменять обивку мебели... А какие цвета она любит? Нужно подобрать новые покрывала для спальни...
- Отвяжись, сделай милость, - лениво огрызался тот, востря перо. - Мне не до этих мелочей. Хочешь - займись сама, ничего не имею против. -  "Заодно у меня перед глазами меньше будешь мельтешить".
- Ах, братец, - она подобрала юбку и присела на край стола рядом. - А ты знаешь хоть, как она выглядит, эта маркиза? Красива? Сколько ей?
Хьюго отбросил перо и откинулся на спинку кресла, положив руки на подлокотники. Видимо отчёт он сегодня закончит к утру.
- Одного с тобой возраста, - протянул, прикрывая глаза. - А как выглядит, не помню. Вроде блондинка, мила, но... да и толку с этих портретов, - махнул небрежно рукой. Всё равно он не выбирал.
- А когда прибывает поезд? - сестра явно не намерена была сдаваться быстро.
- Да не помню я! - чуть повысил голос и уставился на неё в упор. - До конца июля точно. Завтра отошлю почтового голубя, мои люди встречали поезд у границы...
Стук в дверь немало удивил. Уже перевалило за полночь.
- Почта, Ваше Сиятельство, - поклонился в дверях слуга. - Изволите посмотреть?
Хьюго принял у него свиток, достал письмо, развернул... и выругался себе под нос.
- Что?! - подскочила с места Шарлотта и кинулась заглянуть в листок.
- Ничего, - сказал сквозь зубы, сворачивая пергамент и пряча в рукав. - Завтра займись приготовлениями. И пошустрее. А на сегодня всё, мне нужно работать.

Через два дня с этого памятного разговора граф в сопровождении сестры и небольшой свиты топтался перед воротами королевского замка в ожидании кортежа невесты. Стоял чудный летний день, лёгкий ветерок шевелил волосы и вуали дам, кони лениво обнюхивали брусчатку, из-под копыт поднимались облачка бурой пыли, а солдаты украдкой утирали лбы.
"Ну и ничего, - успокаивал сам себя, - подумаешь, жена. Родит мне пару наследников и будет заниматься ими. Главное, чтоб не мешала мне работать. Может хоть красивая..."
В этот момент от далёких и невидимых отсюда городских ворот зазвучали трубы. Кони начали всхрапывать и бить копытами. Шарлотта обернулась к брату, подняла вуаль и улыбнулась. Интересно, ему это показалось, или скорее хищно, чем ободряюще?..

+1

5

Июль 1363 года. Риверхейм, Винтерхевен, королевский двор.

- Не устала? – Александр Рамо чуть придержал коня, дожидаясь, когда сестра поравняется с ним. – Может, хоть сейчас вернёшься, уже немного осталось?
- Нет, - Гизела оглянулась на большие, крытые тёмно-голубой, искусно расшитой тканью, носилки, плавно колышущиеся между двумя крепкими мулами, в нескольких шагах позади. – Иначе я кого-нибудь покусаю.
- Как скажешь, - Александр понимающе усмехнулся. Он сам был вынужден применить тактическое отступление, почти сразу после знакомства с двоюродной тётушкой, иначе ему грозила страшная участь – быть заговоренным до полусмерти. 
Увы, репутация вдовствующей графини была столь безупречной, что именно кузину Мари герцог Эркюль почтительнейше попросил оказать небольшую услугу – стать сопровождающей дочери на время путешествия к будущему супругу.
Неудивительно, что Гизела сбежала из носилок после первой же дневной остановки на отдых, предпочтя ехать верхом. Вот и сейчас под девушкой приплясывал и косился злым лиловым глазом в сторону соперника великолепный, чёрный, как смоль, жеребец.
Лёгкое, почти незаметное под тканью платья, движение колена и Ворон – которого конюхи Шато-де-Лю дружно окрестили «чёртом в лошадиной шкуре» - застыл на месте: свою хозяйку жеребец слушался беспрекословно.               
Александр подъехал вплотную к сестре и мягко заправил ей за ушко прядь волос, выбившуюся из тяжёлой светлой косы:
- Всё будет хорошо, маленькая, - почти неслышно пообещал он. Ведь именно поэтому, герцог Эркюль отправил вместе с дочерью наследника. Габриэль, узнав о предстоящем замужестве сестры, пришёл в бешенство и почти наверняка не смог бы сдержаться. А вызов на поединок почти уже зятя – отнюдь не лучший способ наладить отношения.
Александру же на этот счёт беспокоиться не приходилось – маркиз Перрена демонстрировал миру только те чувства, которые сам желал показать или не показывал ничего, а при дворе ходили упорные слухи, что в жилах наследника течёт вовсе не кровь, а ледяная вода.
- Посмотрим, - Гизела улыбнулась брату, подбирая повод: крупный рубин в золотой оправе, мерцающий на пальце девушки, отбросил алый блик на гриву коня. И, словно ответной вспышкой, всколыхнулся красный шёлк рукава.
Въезжая под арку городских ворот, Гизела почувствовала, как по спине, несмотря на жаркий день, пробежал холодок: прежняя жизнь, знакомая, уютная и привычная, осталась позади. А что ждёт впереди – неизвестно. Впрочем, что бы там ни было, она – из рода Рамо, потомок первых королей Лордиона. Она справится.
Путаница улиц промелькнула неожиданно быстро, и вот уже она, глядя сверху вниз, протянула руку Александру. Брат ловко снял Гизелу с седла и, ободряюще сжав её ладонь, повёл к встречающим.
Надо признать, смотрелись они вместе великолепно: рядом с высоким, темноволосым Александром, одетым сплошь в чёрное, Гизела выглядела златокудрой феей, закутанной в языки пламени.
- Ваше Сиятельство, - обратился Александр к светловолосому мужчине, - позвольте представить вам мою сестру, леди Гизелу.
- Счастлива познакомиться с вами, Ваше Сиятельство, - безупречный поклон и стремительный, оценивающий взгляд из-под тени ресниц.

+1

6

Он надеялся, что есть ещё несколько минут в запасе, пока паланкин доставят до ворот замка: нужно было справиться с какой-то сумятицей в мыслях и перестать нервно коситься на Шарлотту. Но топот копыт вдалеке привлёк внимание раньше. Он торопливо спешился и присмотрелся: в конце улицы мелькало ярко-красное пятно приближающегося всадника. И по мере того, как этот всадник становился ближе и различимее, улыбка Шарлотты становилась шире и счастливее, а вот Хьюго чуть посмурнел, делая себе мысленно целую кучку заметок на будущее...
Наконец пара всадников спешилась в нескольких шагах перед ними. Да, зрелище было красочное и впечатляющее: маркиза - а это не могла быть никто иная, как она, - ослепляла золотыми бликами солнца в волосах и заставляла задержать дыхание от пылающего великолепия наряда. Хьюго даже подумал было, что послы Рамо прошлой зимой обманули его с описанием будущей супруги... впрочем, в этом ещё только предстояло разобраться.
- Моё почтение, Ваше Сиятельство, - короткий поклон спутнику девушки. Неужели сам наследник герцога пожаловал? - Миледи, - а это уже ей самой, как и самая ослепительная из его улыбок. Он поймал её руку и коснулся губами костяшек пальцев. Почувствовал вдруг лёгкую дрожь в собственных руках: было странное ощущение пустоты и простора, будто на самом краю крыши самой высокой из башен замка. Один шаг - и взлетишь птицей. Правда всего на несколько мгновений...
Хьюго прикрыл глаза, беря себя в руки, отпустил кисть маркизы и снова улыбнулся ей. Красива - пожалуй, даже очень. Дворянка до мозга костей. Дерзкая и своевольная - пожалуй, минус при дворе Риверхейма, зато с ней не будет скучно... а приноровиться к правилам двора ума ей достанет, уж точно.
Глубже задумываться Хьюго не стал. Да и до всего остального свадебного посольства ему вдруг резко не стало дела.
 - Вы наверняка устали с дороги, миледи, - он предложил девушке локоть. - Не желаете ли немного пройтись? С моста замка открывается чудесный вид, позвольте, я покажу вам.
Он был сама учтивость. Такое поведение правда тоже не делало ему чести в глазах свиты, но чёрт, сегодня терять уже нечего. Зато все потом станут шептаться, что они с маркизой два сапога пара... Эта мысль повеселила, он дерзко вскинул подбородок, отбросил за спину полы плаща, коротко кивнул брату невесты и Шарлотте, мол развлеки гостя, а сам развернулся к воротам замка, старательно игнорируя взгляды других присутствующих - не сомневаясь, что Гизела последует за ним.

+1

7

Гизела на собственном опыте убедилась, что первое впечатление от чего или кого бы то ни было – запаха, блюда, человека – не всегда бывает верным, но часто оказывается очень стойким. А потому, хоть девушка и не была любительницей произвести впечатление, въезд в столицу Риверхейма был спланирован ею заранее.
Да, отец проиграл сражение, но он остался жив, значит, может выиграть войну. И всё изменится. Впрочем, как бы там ни было, она дочь герцога, а не перепуганный трофей, благодарный за снисхождение – именно это своим столь красочным появлением девушка и намеревалась дать понять. И, кажется, у неё получилось.
Улыбка будущего супруга была весьма лучезарной, а короткое прикосновение губ – руку вытереть не захотелось и это уже неплохо – неожиданно обожгло кожу. И, судя по ещё одной улыбке – молниеносной, словно удар клинка – милорд Хьюго был вполне доволен внешностью невесты. А вот захочет ли милорд заглянуть в душу и, самое главное, позволит ли это она? – ответа на вопрос Гизела пока что не могла дать даже самой себе.
Что же касается её первых впечатлений - жених оказался вполне соответствующим портрету внешне, наверняка, избалован женским вниманием, но далеко не дурак, это по взгляду видно. Очень хорошо – детей хотелось бы не только красивых, но и умных.
Предложение пройтись Гизелу, честно сказать, удивило – уж что-что, а церемониальный этикет дочери герцога полагалось знать назубок, точно также, как собственных предков – ночью разбуди, расскажет без запинки. И потому девушка ожидала положенных витиеватых речей и ритуальных раскланиваний, но… «Что ж, это интересно».
На брата Гизела не оглянулась – Александру в спутницы досталась сестра жениха и можно было не сомневаться, что он постарается провести время в её обществе не только приятно, но и не без пользы.
- С удовольствием, милорд, - тонкие пальцы, едва касаясь, легли на руку мужчины. Россыпь разноцветных отсветов от камней в оправах колец, пара-тройка которых была с сюрпризом, скользнула по ткани рукава. – Мой долг – всюду следовать за вами, - негромко добавила девушка.

+1

8

В такой день просто грех было не потратить хоть пару часов на прогулку: небо глубокого голубого цвета, воздух прозрачный и чистый настолько, что видно мельчайшие пылинки, кружащие в снопах света, и даже зелень того насыщенного оттенка, какого бывает до наступления засушливых дней... Хьюго очень хотелось, чтобы леди Рамо отвлеклась сейчас. От поездки, от присутствия брата, от церемониалов, от первого впечатления, которое так искусно старалась создать и под действием которого пребывала. Сейчас ему хотелось увидеть её настоящей - и жизненно необходимо было кое о чём предупредить. Поэтому он не торопился, склонил перед ней голову в знак благодарности за последнюю фразу - понимая, что для неё это отнюдь не пустой звук, - и прогулочным шагом направился по пыльной дороге к каменной громаде замковой стены, прорезанной аллеей  подвесного моста. Над дозорными башнями лениво покачивались от редкого дыхания ветерка стяги с гербом дома Аринбергов, а солнечные лучи, отражаясь от доспехов дозорных, ослепляли яркими бликами, превращая фигурки стражей в сплошные светящиеся пятна. Хьюго некоторое время смотрел туда, в высоту перед собой, где над исполинской стеной виднелись крыши и шпили королевского замка, а потом перевёл взгляд на свою немногословную спутницу и слегка кивнул ей в направлении ворот:
- Итак, миледи, приветствую вас от имени королевского дома в столице государства Риверхейм, на пороге дворца, которому суждено и для вас стать теперь домом. - Это прозвучало достаточно официально, но странно отрешённо, будто он просто выполнял не самый приятный долг. "Не годится, господин канцлер, ещё невеста невесть что подумает", - эта мысль мгновенно заставила собраться и снова заулыбаться, а тону и манере речи придала живости и целеустремлённости: - Позвольте сразу выразить своё восхищение вашим смелым поступком, этой затеей с въездом в город: уверен, весь двор ещё некоторое время будет обсуждать его и так, и сяк, и многие сочтут своим долгом коситься на вас недоброжелательно. В Риверхейме традиции суровы и предписывают сдержанность и достоинство, но на деле, - он ободряюще взглянул на девушку, - не теряйте собственной уверенности, вам ничего серьёзно не грозит. По крайней мере до тех пор, пока я занимаю здесь свой пост.
Хьюго не был бы тем, кем являлся в придворной иерархии, если б не умел достаточно разбираться в людях, и нынче чутьё подсказывало ему, что учить маркизу сдержанности и манерам не просто неуместно, а и оскорбительно: несмотря на возраст и эту дерзкую выходку со своим въездом в город, в лице и всём облике девушки сквозило такое горделивое достоинство, а движения и манеры были отточены настолько, что дико было бы предположить в ней пренебрежение к церемониалу или необходимости соблюдать требования статуса. Поэтому дальше он перешёл сразу к главному:
- Сейчас я позволил себе отступить временно от положенного ритуала приветствия, чтобы вы немного отдохнули и собрались с мыслями. Все приличествующие ситуации официозы ещё впереди, и кажется, я не ошибусь, если предположу, что вы и без моих подсказок прекрасно знаете, как себя вести. Но в любом случае можете рассчитывать на любую помощь с моей стороны. Мы с вами прежде всего союзники, и мой престиж - это ваш престиж, равно как и наоборот. Нам выгодно действовать заодно, в интересах друг друга, - надеюсь, вы со мной согласны.
Хьюго ни в малейшей степени не хотел задеть маркизу недоверием, но такова суровая придворная реальность: в конце концов здесь каждый сам за себя, ничего не гарантируют ни родственные узы, ни клятвы и обещания. Ты верен только тому, кому сам выбираешь быть верным, - канцлер тайного королевского совета знал это лучше кого бы то ни было. Он понял, что ещё той своей фразой о долге следовать за ним маркиза дала понять, что не намерена составлять оппозицию собственному мужу, но. Но. Такие первостепенной важности вещи нужно было оговорить заранее. Озвучить вслух, не полагаясь на то, что будто само собой разумеется. В условиях диктата выгоды, на котором построена любая власть, ничего само собой не разумеется - обо всём договариваются.
- И ещё, - продолжил после паузы, - хочу заранее дать вам пару полезных советов, необходимых на любом новом месте, а при новом дворе и подавно.
Хьюго как-то озорно улыбнулся, аккуратно взял девушку за руку и приподнял, вытянув вперёд, словно ведя её в танце.
- Вы наверняка великолепно танцуете, миледи, не так ли? Вам так проще будет запомнить. И перед каждым решением, каждым поступком, каждым шагом здесь вспоминайте три моих совета, хорошо? - Он остановился и встал напротив маркизы, не отпуская её руки. - Правило первое: позиция и приветствие. Как перед танцем вы выбираете партнёра и обмениваетесь поклонами, так перед любым знакомством здесь не забывайте: никому не доверять, но со всеми соблюдать церемониал. Это крайне важно. Будьте безукоризненны в плане поведения, но верить можете только тому, на кого укажу я. А лучше вообще никому.
- Правило второе: соприкосновение рук.
- Хьюго чуть сжал пальцы девушки. - Как в танце всегда два партнёра, и каждый одинаково важен, так и здесь никогда не забывайте о себе и своих интересах. Ни за какие выгоды, уговоры или расположение высочайших особ. Что бы вам ни предложили, требуйте нерушимые гарантии. Всегда действуйте только с учётом своих нужд. Не рискуйте. Не позволяйте собой манипулировать.
- И правило третье: учитывайте посторонних. Редко кому выпадает счастье танцевать вдвоём в совершенно пустой зале,
- граф улыбнулся чуть печально. - Поэтому если можете, побольше наблюдайте и изучайте окружающих. И никогда не пренебрегайте просьбами или любыми обращениями со стороны четырёх особ: короля, королевы, меня и моей сестры. Это исключительно ради вашего же статуса и, в итоге, безопасности. - Лицо Хьюго посмурнело, и он добавил жёстко: - Чертовка Лотта иногда хитра почти настолько же, насколько я сам, и опасна мне более кого-либо: слишком много обо мне знает. С ней всегда, слышите, всегда будьте настороже.
Но тут же лицо его опять прояснилось, он улыбнулся и поклонился ей - своей даме, вынужденной союзнице. Они теперь и правда ведь в одной упряжи - супруги...

+1


Вы здесь » Sangreal » Альтернативная игра » Браки заключаются на небесах


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC