Новости форума

15/11/17 смена имиджа и учёт персонажей под управлением ГМ
11/11/17 обновление дизайна

Нужные персонажи

Семейство Гатине, герцогиня Перрена, император и императрица, король Лордиона, принцы Азалии
Администрация форума

Wilhelm II Arenberg - ответственен за Священную Империю, Райнхарден, Латгарден, Риверхейм, Альмерию, Калерию, магию и религию.
Sibylle Braunfels - ответственна за Азалию, Лордион, Нордлинг и Пиратские Острова.

Sangreal

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sangreal » Архив эпизодов » Спасибо этому дому, пойду к другому! [завершен]


Спасибо этому дому, пойду к другому! [завершен]

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Спасибо этому дому, пойду к другому!
https://icdn.lenta.ru/images/2016/10/19/12/20161019122939192/preview_b1eaee8b411a2f7c26bd524fccd36bdb.jpg

Дата: 20 июня 1363 год

Место: Шамбль, Абель, Лордион

Участники: Geneviève Mériel, Philippe Gâtinais, Constance Gâtinais

Вернуться домой хотят все и всегда, ведь дом это святое. Но что делать когда в вашем доме ваши враги? Есть ли какие-то способы вернуть поместье семье мирным способом? Или все таки придется прибегнуть к грубой силе? Так или иначе нужно делать хоть что-то.

+1

2

Преодолевая просторные залы и длинные коридоры герцогского замка, Женевьева направлялась в то крыло, которое Карлом Сенье было выделено для семьи Гатине. Уже несколько месяцев как замок Шато-Гайар был занят герцогом Перрена, а истинные его хозяева были вынуждены проживать при дворе герцога Абель, одного из трёх претендентов на корону Лордиона. С юных лет Женевьева, сначала ещё будучи дочкой богатого и знатного графа, а последние 8 лет являясь уже герцогиней, привыкла к придворной жизни, её правилам, законам и подводным камням, которые сложно заметить неопытному человеку, впервые попадавшему в место подобное серпентарию, где на первый взгляд все стараются быть учтивыми и любезными, но на самом деле никогда не упустят возможности оставить ядовитый укус. Женевьеву всё это не пугало, скорее даже наоборот, при дворе она давно уже чувствовала себя как рыба в воде. Но всё же молодая герцогиня предпочла бы находиться при собственном дворе, в родовом замке супруга, а не при чужом, где она была всего лишь гостьей, если не сказать хуже, ведь их приютили, что само по себе не особо приятное положение для одной из самых знатных и родовитых семей в Лордионе. И создавалось впечатление, что дела за прошедшие недели не особо стали сдвигаться с места. Может быть, Жан, младший брат герцога, и был поглощен мыслями о том, как вернуть захваченный дом семье, но то, что касается Филиппа - отчего-то Женевьеве не верилось, что её муж занят тем же самым. Двор и для него был местом излюбленным, и герцогиня охотнее могла бы поверить в то, что сейчас её супруга занимают куда больше идеи о том, каким новым неординарным и экстравагантным поступком привлечь к себе внимание публики, чем как помочь младшему брату вернуть Шата-Гайар и возвратиться в свои собственные земли, чтобы от туда помогать герцогу Сенье бороться за трон Лордиона. Гатине должны быть самыми главными и преданными союзниками, чтобы, когда Карл всё же примерит на свою голову корону, то обязательно вспомнил тех, кому будет за это обязан. Так считала Женевьева и уже достаточно давно, но судьба пока не была благосклонна к желаниям женщины. Поражение при Монт-Лионе, продвижение сил Эркюла Рамо на юг, отъезд короля Риверхейма из Лордиона - все эти события мало способствовали тому, чтобы Карл однажды стал королём. Хотя даже в этой мрачной чреде было что-то положительное, например, Жана Гатине встречали при дворе как отличившегося героя, который не позволил поражению стать ещё более губительным. Вроде бы и хорошо, а в тоже время все лавры славы всё же были у графа Бомон-сюр-Мэн, а не у герцога Гатине, и супруга последнего, естественно, довольным этим остаться никак не могла. Она хотела быть женой прославившегося война или политика, а не всего лишь его невесткой.
Пройдя внутрь просторной гостиной, входившей в апартаменты герцогской четы Гатине, Женевьва повернулась к мужу, который так кстати оказался в этой же комнате.
- Ничто не портит ли тебе настроение, муж мой? - пока слуга прикрывал дверь за спиной Её Светлости, сама герцогиня расположилась на небольшой софе, расправила юбку платья и с привычной, чуть ехидной улыбкой посмотрела на мужа. - С поражения прошло столько времени, но, кажется, двор до сих пор не оправился и даже близко не похож на то, каким он был раньше. У всех только и разговоры про то, вернётся ли король Вильгельм в Лордион, и когда мы, наконец, прогоним Рамо обратно на север.
Склонив голову на бок, Женевьева ждала реакции мужа, в то время как за спиной вновь раздался некий шум, предвещающий появление в комнате третьего человека.

+3

3

Жизнь при дворе герцога Сенье была даже отчасти увлекательнее, чем в родовом гнезде. Двор соответствовал амбициям герцога Гатине и все, кажется, просто обожали новоявленного гостя, по крайней мере публично выказывали ему это обожание. Пусть Жан и прославилась выше небес, закрепить успех и выжить из своей военной победы политическую он так и не смог – куда уж этому вояке до подобных тонких дел. Будь Филипп заинтересован, постарался бы преумножить достижения брата, но взращивать себе противника – не лучшая идея, а потому граф Бомон-сюр-Мэна почти израсходовал свой запас славы, возвращаясь в привычную тень собственного брата.
За неполные полгода, которые прошли с момента поражения при Монт-Лионе, герцог успел много чего наделать – организовать с дюжину балов, два маскарада и всячески способствовать тому, чтобы никто за ширмой всего этого блеска и праздненства не заметил, как плачевно положение герцога Сенье и в какой-то беспросветной заднице находятся сейчас его союзники. Даже Риверхейм, самый сильный союзник Карла Сенье, не может в данный момент оказать помощь лордионцам, оставив их один-на-один с Эркюлем и их северными союзниками, отделавшись подачкой в виде брачного союза своей старшей дочери с сыном Карла. Впрочем, и из этого Филипп превратил настоящее представление, доказывая свою полезность при дворе союзника и не давая забывать другим, куда нужно смотреть и что думать. Как вишенка на торте – любовные похождения, которые приобрели новый размах при дворе Сенье и о которых Филипп даже и помыслить не мог дома. Здесь не так много дам боятся навлечь себя гнев герцогини, ведь есть вторая, так что охотно принимают знаки внимания герцога Гатине и двор еженедельно лихорадит от очередной пикантной сцены или очередных слухов, где нередко пробегает и Филипп.
Вот и в этот летний день герцог начал в компании очередной временной любовницу, чей отец осмелился двумя неделями ранее нелестно высказаться от Гатине и их роли при дворе. Уже прошли те времена, когда Филипп отвечал на подобные оскорбления вызовом на дуэль, теперь он предпочитает совмещать приятное с полезным, то ли заводя интрижку с чужими дочерями или женами, то ли обсмеивая неугодных публично при дворе, нагло пользуясь собственным иммунитетом, исходящим от герцога Сенье. Просыпаться же Филиппу пришлось вовсе не от ласковых прикосновений молодой мадмуазель, а от шума распахнувшихся дверей и тяжелого топота пажа. Тот с трудом переводил дух, опершись рукой на тумбу подле входа.
- Ваша Светлость, - захлёбываясь воздухом, молвив мальчик, - Её Светлость скоро прибудет, - наконец выдавил он из себя. Филипп, держа голову согнутой рукой, закатил глаза и встал с постели, щелчком пальцев подозвав пажа. Пока тот поспешно наряжал своего сеньора, последний копался в одном из ящиков, ища подходящий «подарок» для своей ночной бабочки. Последние штрихи были окончены и Филипп, приказав жестом руки слуге покинуть помещение, уселся рядом с девушкой и тихо её разбудил прикосновением руки. Та улыбнулась, но, увидев «любовника» полностью одетым, сразу же взволновалась.
- Слуга сообщил мне, что твой отец скоро придёт сюда. Тебе следует побыстрее скрыться, - наигранно-волнительно произнёс Филипп, помогая девушке встать. Та, абсолютная голая, сразу же вцепилась в свои пожитки и устремилась к чёрному выходу, но на последнем шаге остановилась и, развернувшись, протянула руку с недвусмысленной физиономией. Мужчина, поначалу удивленный вероятностью отсутствия платы, подошёл и с улыбкой вручил безделушку, после чего девушка быстро скрылась за дверьми. Само собой, это не тот чёрный ход, который хотелось бы девушке – за длинным коридором лишь одна дверь, и она ведёт в просторный зал, где гости и жители замка собираются для обеденного стола. Пройдя в гостиную, Филипп налил себе немного вина и встал в максимально непринужденную позу, так что в то время, как сюда вошла Женевьева, на герцога и следа от спеси не осталась. Когда же она закончила своё приветствие, Филипп, развернувшись, собрался бы отвечать, однако его невольно перебил хохот и смех, доносящийся издали. Кажется, девушка в этот самый момент добралась до выхода из «чёрного выхода» и предстала в неглиже перед дюжинами дворян, среди которых наверняка был и её нахальный отец. Изысканная месть, от которой на душе сразу стало приятно. Улыбнувшись, Филипп сделал глоток, после чего подошёл к окну, стараясь сдержать гомерический хохот.
- Отнюдь, настроение у меня превосходное, - ответил мужчина, опуская руку с бокалом чуть ниже и поглаживая его края пальцем. Радость от удавшейся шалости переполняла мужчину, а вот визит жены – скорее омрачал, в другом случае он бы поспешил в тот зал, дабы самому увидеть небольшое представление.
- Действительно, двор и вправду никак оправиться не может от тех ужасных событий, - со смешком ответил Филипп, явно намекая на публичный хохот, прозвучавший мгновением ранее. Само собой, герцогиня имеет ввиду их двор, который растворился во дворе герцога Сенье. Мало кто из них был рад тому, что их видные места были размыты приближенными герцога Сенье, на фоне которых придворные Гатине начали смотреться не столь выигрышно и могли распоряжаться разве что «двориком во дворе», как это называл сам Филипп.
- Полагаю, эти вопросы следует задавать генералам и дипломатам, - сухо ответил герцог, когда позывы придаться смеху наконец отступили. Впрочем, продолжить мужчина не успел – кажется, кто-то ещё решил присоединиться к герцогской чете.

Отредактировано Philippe Gâtinais (2017-10-14 18:56:46)

+3

4

Порой быть гостьей в чужом доме интересно и увлекательно, но только не в том случае если твой родной дом занят врагом, а ты находишься больше в положении беженца нежели гостя. И несмотря на гостеприимство  герцога Абель, вернуться в родное поместье хотелось очень сильно, и на это у юной Констанции была не одна причина.  Родной дом это все таки родной дом, да и Ланс Бастьен находился на землях герцога Гатине. Или же нет... От незнания о судьбе любимого, девушка находилась в подавленном состоянии. Волнение будто бы накрывало ее с головой, подобно огромной волне. Именно по этой причине она практически не покидала своей комнаты, предпочитая оставаться наедине со своими мыслями.
Ей больше всего сейчас хотелось бы увидеть Жана, похоже только он был в состоянии выдворить из родового гнезда незваного гостя.  Но он к сожалению находился довольно далеко, а вот сам герцог Гатине не торопился предпринимать какие-либо действия. У Конст возникало ощущение, о том что Филипп с огромнейшим удовольствием остался бы здесь и всю оставшуюся жизнь потратил на развлечения и балы. То и дело, старая служанка возвращалась с новостями о том, что ее старший брат и глава их семьи снова стал участником какой-то неприличной истории. Трудно было представить, каково сейчас было ее невестке, ведь ее эти слухи точно не миновали. Хотя с герцогиней маркиза не вела разговоров на эту тему, да и далеко не факт, что ее Светлость стала бы обсуждать это.
Сегодня с самого утра Констанция вознамерилась поговорить с братом. Приведя себя в порядок, произнеся молитвы Создателю она отправилась прямиком в покои Филиппа, совсем неуверенная в том, что он соизволит говорить на эту тему.
На пути к покоям герцога, откуда-то раздался смех. Громкий смех множества людей. Не ведая причин этой веселости, маркиза решила не заострять на этом своего внимания, к тому же это ее никак не касалось. Слуга открыл дверь в покои, и Констанция жестом указав ему что не нуждается в представлении вошла внутрь.  Пожалуй брату достались самые изысканные комнаты. А чего еще следовало ожидать от герцога Гатине. Он оказался не один, а вместе со своей супругой, что можно было увидеть не так часто.
- Ваша Светлость. Герцог. Реверанс в знак приветствия. Для девушки присутствие невестки стало приятной неожиданностью, так как наверняка Женевьева так же мечтала вернуться домой. К тому же и герцог и герцогиня, на первый взгляд находились в хорошем расположении духа, а значит и разговор мог принести свои плоды, а быть не просто услышанным.
- Я хотела поговорить. Меня очень волнует наше возвращение в Шато-Гайар. Возможно есть какие-либо новости. Быть может граф Бомон-сюр-Мэн писал что-то? Он ведь наверняка уже озаботился проблемой Эркюля Рамо? Констанция была уверенна, что именно Жан занимается этой проблемой. И раз уж он взялся за дело, то непременно они в скором времени отправятся домой.

+2

5

Женевьева ждала ответ мужа, никак не подозревая, что им ей послужит хохот, раздавшийся где-то за пределами их покоев, и ухмылка на лице Филиппа, который едва сам сдерживал смех. С того момента, как Гатине переехали ко двору герцога Абель, муж Женевьевы не единожды оказывался в центре самых различных происшествий и слухов, в том числе связанных с его страстью к противоположному полу. Открытием для молодой герцогини это не стало, терзающих чувств ревности или обиды не было, скорее каждый раз появлялось раздражение из-за того, что приходилось вновь и вновь встречать на себе вопросительные, выжидательные взгляды. Придворные с жадностью ждали реакции Женевьевы, возможно, даже публичного скандала, который стал бы неплохим предметом для очередных пересудов. Но Её Светлость сохраняла лишь ироничную улыбку, смотря свысока на все выходки супруга. Будто на все немые вопросы она отвечала давно известной миру поговоркой - «чем бы дитя не тешилось…», и продолжала сама участвовать во всех придворных мероприятиях, приковывая к себе взгляды. Куртуазный двор герцога Абель, как и любой другой в Лордионе, был ярким и шумным, со множеством развлечений, даже не смотря на то, что сейчас было не лучшее время для них. Женевьева находила чем занять себя. Находились и те, кто с удовольствием оказывал внимание и составлял компанию молодой, красивой женщине. Впрочем, кто-то действовал и из желания перещеголять Филиппа, и в то время как экстравагантный герцог заманивал к себе в опочивальню их сестёр, дочерей и жён, хотел и сам ему отомстить тем же. Но им на несчастье, что Констанция с Анной-Марией, что сама Женевьева были не столь наивны и глупы как многие прочие. Герцогиня лишь смеялась над попытками якобы помочь отомстить её супругу за обиды и отплатить ему той же монетой, и дальше флирта и светских куртуазных игр не заходила.
- Превосходное, значит? Очевидно, вечером и у всего остального двора поднимется настроение, когда всем станет известно, что же такого смешного происходит у дверей в покои герцога Гатине? Кроме, если только, виновников твоей торжественной ухмылки, - Женевьева облокотилась на спинку софы, бросив на мужа смеющийся взгляд, но вздохнув при этом с лёгким недовольством. Очередной возможный скандал, в центре которого будет её супруг. Что это на этот раз он мог придумать?
Задать этот вопрос герцогиня не успела. Во-первых, её мысли отвлеклись на то, с каким явным недовольством встречал её супруг слова о том положении, в котором они находились - видимо, возвращение Шата-Гайар его, и правда, не сильно волновало. Во-вторых, тот самый шум, послышавшийся за спиной. Чуть обернувшись, Женевьева увидела, как в комнату прошла младшая сестра Филиппа, Констанция. Тепло улыбнувшись золовке, герцогиня поднялась со своего места и прошла к столику, дабы также налить себе вина и сделать несколько глотков.
- Дорогая Констанция, все мы озабочены проблемой Эркюля Рамо и возвращением в Шата-Гайар, - кивнула герцогиня юной маркизе и перевела взгляд на супруга. Все - видимо, больше преувеличение. Нужно было сказать - все, кроме самого хозяина замка.
- Но ваш брат мне только что сказал, что подобные вопросы стоит задавать не ему, а генералам и дипломатам, - вновь ироничный вздох. - Вероятно, нам с вами, действительно, придётся ждать, пока ваш второй брат, граф Бомон-сюр-Мэн, не решит все проблемы и не скажет, когда мы сможем вернуться домой. Если, конечно, Его Светлость пожелает оставить столь полюбившееся ему место.
Сделав несколько шагов в сторону Филиппа, Женевьева приблизилась к супругу, с вызовом приподняв брови и устремив взгляд прямо ему в глаза. После чего вновь посмотрела на его младшую сестру, возвращая лицу прежнее доброжелательное выражение. Констанция, милая и наивная девушка, была сущим ангелом по сравнению со своим братцем. Хотя, как бы это не умиляло, а в её возрасте стоило уже начинать взрослеть, тем более находясь при дворе.
- Впрочем, разве вам неприятно находиться здесь? Его Светлость герцог Абель весьма гостеприимен, вам стоит чаще покидать свои покои и бывать в обществе, это отвлечёт вас от грустных мыслей.

+2

6

Реверанс Констанции, не совсем уместный в семейной обстановке, стал уже чем-то вроде нормы за последние годы. Кажется, с того дня, как Филипп занял место отца, девушка решила, что и их взаимоотношения должны обрести некоторую долю формальности, а может это их мать перестаралась, обучая младшую из дочерей этикету? За Анной-Марией подобного греха не числилось, а воспитывала вдовствующая герцогиня своих дочерей одинаково - стало быть, и вправду личное решение маркизы. Поначалу улыбнувшись сестре, Филипп тут же переменился лицом, когда она заговорила о возвращении в Шато-Гайар, а после и вовсе чуть ли не начал сверлить взглядом младшую сестру за одно лишь упоминание их брата. Ох уж этот граф Бомон-сюр-Мэн, от которого не спрятаться даже в собственных покоях, как же он достал герцога. И не успел мужчина ответить сестре, как эстафету подобрала Женевьева, не упустив шанс подразнить супруга его собственным братом, прекрасно зная отношение Филиппа к подвигам младшего брата и его популярности. Живи они где-то в другом месте, может герцог смог бы дать пощёчину наглой жене, но в Лордионе приходится довольствоваться раздраженной улыбкой на язвительные колкости.
- Наш брат, командующий моими войсками от моего имени, - правильно расставленные акценты должны были дать чёткое понимание как Констанции, так и Женевьеве, что герцог задет подобными расспросами о его брате и тем, что все мнят его чуть ли не спасителем их бедственного положения, - пока что ничего не писал. У нас не хватит сил, дабы держать всю линию фронта с герцогом Рамо и самозванцем Нуаре, отбивая при этом наш родовой замок. С точки зрения стратегии он не играет такой большой роли, дабы рисковать нашим положением ради его возвращения, и это мнение разделяет и герцог Сенье, - пусть Филипп старался избегать вопросов войны, но с основами был знаком, присутствуя на некоторых военных советах. Он не скучал по Шато-Гайар и не скрывал этого, но вполне понимал символическое значение утраты родового поместья и с радостью бы вернул его, будь такая возможность.
- А коль наш брат, граф Бомон-сюр-Мэн, может решить все проблемы, тогда вам следует осаждать его покои с подобными вопросами, дорогая жена, - оскорбленно огрызнулся герцог, переводя взгляд на супругу. Почему бы и нет? Если верить внутреннему голосу, младший брат уже получил однажды жену старшего, почему бы ему не поступить так снова? Да вот только в этот раз, если жена предусмотрительно не умрёт, Филипп таки поквитается со всеми ими.
- Может Его Сиятельство сможет решить и другие насущные проблемы, коль он так талантлив, - кинул герцог очередную колкость в сторону супруги, запив её вином. Своё раздражение Филипп даже не старался скрывать, да и это было бы бесполезно в любом случае - брат вызывал слишком яркие эмоции, дабы их можно успешно скрыть.
- Не всем так в тягость жить рядом с равными себе по положению, происхождению, - взгляд скользнул на Женевьеву, - красоте, - язвительная улыбка и недолгая пауза, после которой герцог вновь обернулся и начал всматриваться в окно, - Двор герцога Абель меня вполне устраивает, но чем дольше мы здесь находимся, тем менее значительными становимся. Я посмотрю, что можно сделать для возвращения Шато-Гайар в кратчайшие сроки, - добавил Филипп, уже без тени улыбки или насмешки в голосе. Очевидно, надо как-то вернуть родовое поместье, и желательно без участия Жана, дабы вновь этот выскочка не получил все лавры, как и прежде. Возможно, следует обратиться к близким соратникам из числа других графов Гатине, которые смогут предложить план по возвращению утраченного замка?
- Не беспокойся, Констанция, вскоре мы вернёмся в наш дом, а пока следует наслаждаться времяпровождением здесь. Представь, что это небольшое приключение, а лучше развлеки чем-нибудь нашу мать. Может бал-маскарад принесёт ей удовольствие? - скорее уж винный погреб принесёт удовольствие вдовствующей герцогине, которая, в отличие от её детей, не нашла при дворе герцога Абель достойной компании. Тут был сконцентрирован весь молодняк юго-запада Лордиона и найти человека старше тридцати лет практически невозможно, да и её любовник круглыми сутками ходит под знамёнами Жана где-то на севере, превращая пребывания женщины при дворе ещё более невыносимым.

+2

7

Женевьева с улыбкой продолжала смотреть на супруга. Она прекрасно знала, как Филипп воспримет слова, что её, что младшей сестры.
Соперничество братьев Гатине ни для кого не было открытием, как и то, что Его Светлость не любит оставаться на втором плане, в тени Жана, более успешного в политике и войне. Но только в его же собственных силах была возможность исправить эту ситуацию, сделать так, чтобы имя герцога Гатине больше не ассоциировалось лишь со скандалами при дворе, в то время как от его брата все ждали более серьёзных вестей. Так что не грех лишний раз и кольнуть самолюбие тщеславного Филиппа. Так считала его жена, правда, не предусмотревшая в этот раз, что противоречивые чувства к Жану герцог питает не только из-за их извечного соперничества. Намёк на прошлую супругу заставил Женевьеву на миг опустить взгляд. Герцогиня знала о терзаниях, которые были у Филиппа по поводу его покойной первой жены и её отношений с графом Бомон-сюр-Мэном, из-за которых Её Светлость видела свою падчерицу всего несколько раз за все восемь лет брака. Судьбой девочки герцогиня не была обеспокоена чрезмерно, оставляя это на заботу её тёток и бабушки, и параллелей между собой и почившей Анной Монбельяр слышать тоже не хотела.
- Другие насущные проблемы? И что же это за проблемы, Филипп?- вновь посмотрев на мужа, непринужденно обратилась к нему Женевьева. - В любом случае, уж коль вы мне приходитесь законным супругом, то я предпочту осаждать именно ваши покои. Не всё же только придворным дамам герцога Абель составлять вам компанию, - закончила елейным тоном герцогиня и посмотрела на свою золовку. Констанции совсем необаятельно было становиться свидетелем этой сцены. Бедное дитя, наверное, ещё упивалось романтичными историями из рыцарских баллад, не подозревая, что большинство браков далеки от тех красивых картинок, что рисует воображение при чтении. Впрочем, их брак с Филиппом был не самым плохим примером. При любом дворе встречались супружеские пары, которые видели друг друга гораздо реже, не говоря о том, чтобы вообще о чём-то друг друга спрашивать. Хотя, кто знает, что будет с ними ещё через десяток лет?
- Нам не в тягость жить с равными, хоть я и удивлена, что Ваша Светлость признаёт кого-то равным себе, - на язвительную улыбку мужа Женевьева ответила такой же ухмылкой, после чего уже серьёзно посмотрела на него и лишь кивнула на слова о возвращении Шато-Гайар. Поспешно, конечно, было судить о том, серьёзно ли он был намерен заняться этим вопросом, или сказал то, что от него ждали, лишь бы сестра и супруга перестали донимать вопросами, но пока больше добиться, видимо, было невозможно.
- Ваш брат прав, Констанция, нам нужно всем отвлечься. И бал-маскарад для этого прекрасно подойдёт. Уверена, что и Анна-Мария будет рада поучаствовать. Только стоит тогда поторопиться, чтобы успеть выбрать маски, - поддержав идею супруга и обратившись к его сестре, герцогиня вернулась на софу и сделала ещё несколько глотков вина. Маскарад и, правда, был неплохой идеей. Всё лучше, чем продолжать просто ждать новостей. Да и то, что Гатине выступят инициаторами праздника, напомнит всем, что они не стали частью двора герцога Абель, а просто временно находятся здесь, пока не смогут вернуться в свои собственные владения. - Идите, дорогая, и предложите эту идею матери и сестре, а я позже к вам присоединюсь, чтобы тоже помочь.
Последовал реверанс от маркизы, и Констанция покинула апартаменты герцогской четы, а Её Светлость вновь повернулась к мужу.
- Главное, чтобы Сенье не решил, что ты хочешь перещеголять его при его же дворе, а то ещё усомнится в нашей верности, - уголки губ дёрнулись в слабой улыбке. - Хотя, с другой стороны, он должен быть рад, что ты отвлекаешь внимание двора от действительно серьёзных проблем, которые он до сих пор не решил.

Отредактировано Geneviève Mériel (2017-11-12 10:11:16)

+1

8

Филипп язвительно улыбнулся в ответ на вопрос жены, делая глоток. Словесные перепалки всегда приносят некоторую радость на душе, особенно когда они происходят в теплом семейном кругу, где арсенал для колкостей воистину неисчерпаем.
- Не знаю, дорогая жена, у тебя всегда найдётся дюжина другая проблем, которые обязательно нужно решить здесь и сейчас, - ответил мужчина, склоняя голову в бок. Комментарий о покоях и о придворных герцога Абеля оказался подлостью - упрекать благородного и в меру честного дворянина в супружеской неверности? Это совсем низко, оттого и герцог в лице переменился, показав свою глубокую досаду из-за услышанного. Верность, по крайней мере в мужской среде Лордиона в чести никогда не была, и если при дворе Его Светлости найдётся хотя бы один верный супружеским клятвам дворянин, первым делом все заподозрят какую-либо венерическую болезнь, а то и хуже - чувства к супруге. В интересах семьи и её благосостояния нельзя была давать повод думать, что муж питает что-то серьёзное к жене, иначе она тут же станет предметом охоты со стороны тех, кто хотят достать её супруга, а учитывая, как слаба женская плоть - недолго и до измены, уже с другой стороны. Пусть лучше всё остаётся как есть и все думают, что всё как у всех, чем променять радость взаимной любви на поражение в придворных играх.
- О, миледи, придворные Его Светлости не ровня вам, не марайте руки. Если вдруг супруга герцога Абеля захочет составить мне компанию, тогда и поговорим об осаде моих покоев, - с улыбкой ответил Филипп, переводя взгляд на сестру. Слишком уж курьезные вопросы они обсуждают при Констанции, а ведь девушка ещё молода и в какой-то мере невинна, чтобы слушать такие разговоры. Наверняка вдовствующая герцогиня вечером прочтет лекцию своему сыну, как только её младшая дочь поднимет вопрос о нравственности брака и супружеской верности. Надо бы поскорее выдать замуж сестёр, пока компания их брата окончательно не разуверили их в счастливом будущем, а то глядишь ещё в монахини постригутся, и всё из-за не самого лучше примера под боком.
- И передай матушке, чтобы она не слишком налегала на вино до вечера. Будет крайне неприятно, если виновница торжества не будет в состоянии явиться на него, придворные не поймут, - добавил герцог вслед за супругой, кивком приняв реверанс сестры. Пьющая мать - горе в семье, особенно когда эту мать хотят видеть на всех официальных торжествах с участием её сыновей и дочерей. Короткая жизнь мужчин и долгая женщин создаёт вечную ситуацию больших семей - почти каждая аристократическая семья Лордиона состоит из нескольких мужчин и дюжины женщин, добрая половина из которых вдовствуют, а другая - либо царствуют, либо же ждут своего часа. Филиппу нужно выдать замуж двух сестёр и собственную дочь, и это в лучшем случае, ведь и матушка может решить вновь узаконить свои любовные похождения, особенно если внезапно окажется, что она ещё не утратила возможность к деторождению. Бастард может оказаться позором для всех Гатине, и будет крайне неприятно, если он появится сейчас, ведь этим непременно воспользуются противника герцога. Нужно будет на наделе обязательно поговорить об этом с матерью, желательно с немного подвыпившей матерью, дабы она не смогла запустить чашку промеж глаз сыну.
- О, я не думаю, что у него есть повод сомневаться в нашей верности. За его корону я уже отдал свой родовой замок, моя армия помогает ему удержать то немногое, что у него осталось, и, в отличие от короля Риверхейма, я никуда не уехал сразу после пресловутого поражения. Могу щеголять его при его дворе сколько захочу, - с улыбкой ответил Филипп, допивая вино и кладя бокал на стол.
- Ты слишком взволнована нерешенными проблемами, моими и Его Светлости. Тебе нечем развлечь себя? - с язвительной улыбкой спросил Филипп жену, поглаживая её по щеке.

+1

9

Женевьева едва сдержала смех, когда муж всем своим внешним видом стал выражать недовольство и оскорбление упрёком в неверности. Хотя, в сущности, это был не упрёк, а всего лишь очередная колкость, на которую жена имела полное право, не переходя в действительные скандалы и обиды. Опускаться до подобных выяснений их отношений герцогиня уж точно не стала бы.
- Если вдруг ты украдёшь внимание супруги у Его Светлости, то, боюсь, вообще всему двору уже станет не до осады твоих покоев, ведь нужно будет подумать о том, как утешить несчастного герцога Сенье, - хотя, конечно, и сейчас едва ли владелец сего замка страдал от невнимания и сам сосредотачивался лишь на своей очаровательной жене. Впрочем, то уже совсем не интересовало Женевьеву, пусть когда-то её отец и мечтал о том, чтобы его единственная дочь стала именно герцогиней Абель.
Проводив взглядом золовку, Её Светлость задумчиво посмотрела на супруга. Свекровь с каждым годом всё более напоминала своего старшего сына, особенно с того момента, как овдовела. Но Женевьева, помня о том, какой была эта женщина в годы жизни своего супруга, да и наблюдая за тем, как она и сейчас всё равно остаётся одной из центральных фигур при их дворе, способной оказать влияние на обоих сыновей, восхищалась ей и уважала вдовствующую герцогиню. Красивая, статная женщина, способная вполне затмить собой многих молоденьких придворных дам, да даже собственных дочерей, если бы не это пресловутое пристрастие к вину, которое могло сослужить плохую службу Гатине, породив много слухов, как и её любовные увлечения. Хотя неплохой повод подумать о том, что во вдовстве есть свои преимущества, как минимум, в открывающейся свободе. Только бы собственных сыновей вырастить не очень похожими на родного отца, ветреного и легкомысленного, до сих пор не озаботившегося тем, чтобы, как глава дома, пристроить собственных сестёр. Впрочем, у маленьких Луи и Филиппа была только старшая сестра, которую, возможно, всё же выдадут замуж гораздо раньше, чем ту же Анну-Марию.
Не ожидав приближения супруга, Женевьева чуть вздрогнула, когда он прикоснулся к её щеке, и подняла на него заметно удивлённый взгляд.
- Слишком взволнована твоими проблемами? - через мгновение герцогиня уже избавилась от недоумения, и её губы растянулись в привычной и уже, должно быть, хорошо знакомой Филиппу улыбке, лёгкой и чуть ироничной. - Я полагала, что твои проблемы - это и мои проблемы тоже. Во всяком случае, до тех пор, пока я не смогу убедиться, что моим сыновьям будет что наследовать, - подняв свободную руку, Женевьева прикоснулась к пальцам Филиппа, что поглаживали её лицо. - Впрочем, ты прав, мне стоит взять пример с тебя - ведь кто ещё при дворе знает толк в том, как придумать развлечения для себя и окружающих? - и отвлечься, - чуть сильнее сжав свои пальцы, герцогиня отвела ладонь супруга от своего лица и допила вино из бокала, облизнув после кончиком языка губы, на которых осталось несколько багровых капель. - Тем более двор у герцога Сенье, действительно, многочисленный и пышный, компанию себе найти не так и сложно, и для этого не обязательно осаждать чьи-то покои. Или внезапно у моего супруга разгорелась желание самому развлекать свою жену? - съязвив напоследок, Её Светлость поднялась с софы и поставила свой бокал рядом с бокалом супруга, после чего, склонив голову на бок, внимательно посмотрела в его глаза.

+1

10

- Ну точно, - засмеялся Филипп, - Куда мне до герцога Сенье, ведь стоит Её Светлости отойти от его покоев на десять шагов, как все ломятся в них. Нет ничего лучше для придворной дамы, нежели понести от будущего короля и родить потенциального королевского бастарда. Интересно, подобные желания возникают только у придворных, или у герцогинь? - с насмешкой спросил герцог, хотя глаза тотчас же начали сверлить взглядом лицо Женевьевы. Само собой, где-то глубоко, очень глубоко в подкорке Филипп опасался, что история повторится и вторая жена окажется столь же неверной, какой была и первая, хотя годы брака за плечом твердят об обратном. Казалось бы, можно не переживать, но ведь за все предшествующие годы никаких королей в их окружении не было и Филипп долгое время оставался единственным высокородным дворянином, с которым стоило изменять, что для его жены по своей сути естественно, а теперь они не первый месяц крутятся вокруг потенциального монарха, пусть и шансы его поубавились. Довольна ли герцогиня своим положением, рада будет разделить трофеи многолетней войны, пусть и без новых титулов, или всё же она не отказалась бы от положения любовницы короля?
- А тебя только это и интересует, кабы сыновей не обделили наследством, - раздраженно огрызнулся Филипп. Говорить о наследстве, когда отцу ещё и тридцати не стукнуло, как-то чересчур обидно, пусть отчасти и оправдано - на войне мало кто может похвастаться долголетием, тем паче что многие, кто начинали эту войну два десятка лет назад уже лежат в земле и большая часть из них умерли вовсе не от старости или болезней. Интересно, когда Луи станет герцогом он будет продолжать эту войну как прежде продолжал Филипп за своим отцом или ему повезёт править в мирное время?
- Коль мой брат такой хороший, умный, смелый и благородный, может мне его назвать наследником? Уверен, герцог Сенье не будет против подписать королевский акт, или лучше бездарь я, но наследство нашим сыновьям, нежели распрекрасный граф Бомон-сюр-Мэн с отцовским титулом? - продолжал свою гневную речь герцог, пока Женевьева не убрала его пальцы со своей щеки. Безусловно, Филиппа злили эти сравнения с братом и герцогом Абель, а кого не злили бы? Первый не наделен той шириной власти и обязанностей, он может беспробудно сидеть на поле боя, где и мозгов не требуется, а бедный Филипп вынужден смотреть шире - победы на поле брани не будят стоить и выеденного яйца, если она не подкреплена победой на придворной площади. В этом великое отличие современных цивилизованных государств и варваров из Трясины и именно поэтому правят королевством не лучшие солдаты, а лучшие льстецы и организаторы. Что же до Сенье - неужто Женевьева пытается подбить супруга на конфронтацию с будущим сюзереном? Если Филипп будет прыгать выше своего союзника, через сколько тот решит, что убить неудобного вассала и назначить верного Жана регентом при малолетнем Луи будет выгоднее, проще и спокойнее? А регентство ведь штука неприятная, особенно для матери Луи - за несколько лет Жан на пару с Сенье поделят Гатине между собой так, что сыновьям герцогини не останется ничего, и даже на помощь вдовствующей герцогини надеяться не придётся - та будет более заинтересована в благополучии живого сына, нежели в благополучии сыновей пусть и другого сына, но уже умершего.
- Только не надорвись, - с насмешкой ответил Филипп, - После долгого голода есть много противопоказано, хоть и очень хочется. Может мне тебе чем-то посоветовать, коль ты решила пойти по моим стопам? - с каплей укора продолжил герцог.
- Самому? Так вот откуда весь этот яд, тебе не хватает моего внимания? - со смешком спросил Филипп, легким движением приподняв супругу и посадив на стол. Бокалы с грохотом повалились на пол, разбившись, но прислуга так и не ворвалась в помещение, а стало быть, не была поблизости.
- Двух сыновей недостаточно? Да ещё в каких обстоятельствах, фактически в изгнании, под чужой избой, - со смехом бормотал Филипп, просовывая ладони под юбки супруги и впиваясь ногтями в её бёдра.

+1

11

Удивленно изогнув брови, Женевьева измерила супруга взглядом. Что это? Странное любопытство или подозрения с долей ревности? Впрочем, ревность в этом случае весьма спорна, а вот то, что опыт прошлого брака не будет давать покоя - весьма ожидаемо, и удивление быстро прошло.
- Не могу сказать за каждую герцогиню, которая оказывается рядом с королём, пусть лишь с потенциальным, но мне явно не до того, - и в словах Женевьевы не было лукавства. О том, чтобы рожать королевских бастардов, Её Светлость уж точно никогда не мечтала. Конечно, положение фаворитки многие могли бы найти привлекательным, но только не чрезмерно гордая и тщеславная Женевьева. Если уж править, то только с настоящим титулом. И её титул - герцогиня Гатине. Правда, нынче не стояло за ним тех земель, что ещё недавно принадлежали их семье по праву.
А вот следующий упрёк Филиппа уже задел по-настоящему, и с лица герцогини исчезла недавняя ирония. Какая мать не будет заботиться о будущем собственных детей? Безалаберная, дурная женщина, обделенная природой умом. Иной бы порадовался, что не такая жена досталась ему. Но Его Светлость всё видел через призму собственного крайне чувствительного самолюбия, которое сегодня так просто оказалось задеть всего лишь несколькими словами. 
- А нет варианта с тобой, но без твоих детских обид и капризов? - с не меньшей раздраженностью в голосе ответила герцогиня супругу, не отводя гордого взгляда от его лица. - Странно, что обычная забота о детях вызвала у тебя столько гнева. Будто тебя они совсем не волнуют. И твой брат тут уж явно не причём.
Негодование реакцией Филиппа на её слова не позволяли первое время вернуться её прежнему настроению. Впрочем, на предложение герцога помочь ей Женевьева всё равно рассмеялась.
- Что-то посоветовать? Ты думаешь, что я не справлюсь сама? Это звучит гораздо обиднее, дорогой, чем все мои слова тебе вместе взятые. Поверь, я вполне могу справиться и сама, если того пожелаю, - важное, к слову, дополнение. Ведь желания идти по стопам многих прочих придворных дам, за которыми увивались самые различные сплетни и репутация была далеко неоднозначной, пусть в Лордионе это не столь и опасно, как при каком-нибудь южном дворе, например, в Риверхейме или в Империи, у Её Светлости не было. Да и если уж герцогиня Гатине не видела себя в роли официальной королевской фаворитки, то связываться с кем-то ниже себя по положению она уж тем более не стала бы.
А вот дальнейших действий Женевьева никак не ожидала, и тихо ахнула, когда руки Филиппа обвились вокруг её талии, и уже через мгновение она оказалась на столе, а проворные мужские пальцы быстро пробрались через преграду в виде ткани платья и оказались на тёплой коже её бёдер.
Опираясь ладонями на столешницу, женщина посмотрела на мужа и усмехнулась.
- Тебе лишь кажется, что в моих словах много яда, - елейным тоном отозвалась Женевьева, наблюдая за супругом, почувствовав в какой-то момент, что дыхание её стало порывистым. Смятение в чувствах от действий мужа было совсем неуместным после не самого приятного разговора. - Да и к чему тебе тратить время и так утруждаться. Ты ведь, наверняка, не успел ещё отдохнуть. Слишком многие жаждут твоего внимания, чтобы ещё на него претендовать и жене, - склонив голову, продолжила герцогиня, и вдруг в её глазах блеснула пара игривых огоньков. - Или это уже часть первого твоего урока мне. Как ты сказал? В изгнании, под чужой избой… Значит, развлечения обязательно должны нести в себе долю риска и опасности? По такому принципу ты живёшь? - хрипло рассмеявшись, Женевьева чуть приподняла ноги, обводя ими фигуру супруга, и глядя ему прямо в глаза.

+1

12

Филипп был вполне удовлетворен ответом о короле, предпочтя закрыть эту тему. Не хватало только, чтобы Женевьева расковыряла это всё и начала подозревать его в ревности, тогда от шуток и подколок на эту тему ему ещё год не избавиться. Перемену в настроении и лице герцог сразу же заметил, самодовольно ухмыльнувшись - любил он, когда что-то таки задевало супругу, а потому выжег в памяти именно эту тему, дабы в другой подходящий момент обязательно прибегнуть к ней. Так и работала схема - стреляешь наугад, пока не попадёшь в цель, собираешь арсенал и в нужный момент используешь всё, чтобы уничтожить человека. Само собой, уничтожать нужно врагов, а супруга, пусть иногда и доводила до белого колена, врагом никогда в глазах своего мужа не была, скорее скверным союзником, а ещё большой брешью в обороне, через которую так и норовят пробраться недруги при дворе и вне его. Как только наёмники герцога Перена доберутся до Сен-Поля, герцогиня наверняка получит письмо вида "у нас твои родственники, окажи нам услугу и они не пострадают, а иначе горе им". Помимо разведки и попыток отбить родовой замок, Жан должен заниматься и защитой ещё уцелевших земель Гатине, если же он не справится Филиппу придётся защищать не только от двора, но и от собственной жены - неизвестно, как она поступит, если встанет тяжелый выбор.
- Не больше необходимого, и уж точно не больше нашего общего благосостояния, - довольно сухо ответил герцог, впрочем, без дольки раздраженности. Упрёк Женевьевы задел Филиппа вовсе не в отношении его сыновей, которые вполне получают полагающееся внимание и заботу, а в отношении дочери. Покуда маркизы пребывают при дворе, их старшая единокровная сестра находится в загородном поместье герцога Сенье, с весьма скромным штатом прислуги. С одной стороны Филипп продолжал попытки держать её подальше от брата, с другой - поместье находилось ещё дальше от линии фронта, чем замок герцога Абеля, а потому там безопаснее. Ну и не в последнюю очередь Филипп боялся, что кто-то при дворе захочет проделать то, что сам он часом ранее проделал с чужой дочерью, тем паче что маркиза не обучена прелестям придворных интриг и может счесть чьи-то ухаживания искренними.
- Справишься? Благодаря опыту в прошлом, полагаю, - с насмешкой парировал Филипп на слова жены.
- Неужели, - со смешком возразил Филипп на слова о яде. Естественно, когда обмен колкостями становится обыденным, "яд" становится слишком громким словом, однако неподготовленный слушатель, став свидетелем их диалога, счёл бы супругов чуть ли не в ссоре, а потому герцог имел право говорить о яде, даже если в его собственных словах его ничуть не меньше.
- Ты женщина деловая, серьёзная, я берегу твоё время и тренируюсь на менее ценных, к тому же с пользой для общего дела, - с улыбкой ответил Филипп, - Отдохнуть? Мне не так много лет, чтобы отдыхать после каждого раза, да и было бы оскорблением являться утомленным к жене, - в прежней манере продолжил герцог. Сомнительное решение заигрывать на теме неверности, но коль она сама начала, стало быть, это её не смущает, либо же кто-то захотел потешить своё самолюбие и услышать что-то приятное. В любом случае, Филипп не совсем лукавил - он не уставал и время на супругу находил, как и силы, а его отношение к жизни диктовало делать, пока есть возможность - пить, веселиться и, разумеется, заниматься любовью, особенно если всё это можно совместить и направить на благое дело, а что может быть более оправданным, чем сокрушать врагов и укреплять свой род? Со своими "интрижным" любовницами герцог был осторожен, избегая случая, когда она из них сможет объявить своего выродка бастардом герцога Гатине - удар по репутации, лишний конфликт в семье и потенциальная угроза для законных сыновей, и этот факт был весьма важным, ведь он превращал хождения на сторону отчасти ненастоящими. Полноценного удовлетворения не получить в этих кутежах, а вот с женой - пожалуйста, и если она об этом знает или догадывается, тогда понятно, почему неверность супруга не провоцирует её, да и о своём собственном положении она, по крайней мере внешне, не переживает.
Задрав юбку до конца и спустив "штанины", герцог достаточно резво, но аккуратно "вошёл", как только Женевьева задала свой вопрос. Отвечать он не намеревался, что и подтвердил поцелуем.

+1


Вы здесь » Sangreal » Архив эпизодов » Спасибо этому дому, пойду к другому! [завершен]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC