Новости форума

15/11/17 смена имиджа и учёт персонажей под управлением ГМ
11/11/17 обновление дизайна

Нужные персонажи

Семейство Гатине, герцогиня Перрена, император и императрица, король Лордиона, принцы Азалии
Администрация форума

Wilhelm II Arenberg - ответственен за Священную Империю, Райнхарден, Латгарден, Риверхейм, Альмерию, Калерию, магию и религию.
Sibylle Braunfels - ответственна за Азалию, Лордион, Нордлинг и Пиратские Острова.

Sangreal

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sangreal » Принятые анкеты » Philippe Gâtinais


Philippe Gâtinais

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://78.media.tumblr.com/9f9a426d360af337db9a4abe3177d628/tumblr_oasbgnZJI71tpdcjqo5_400.gif

PHILIPPE II GÂTINAIS
ФИЛИПП II ГАТИНЕ
Возраст: 28 лет (р. 15.04.1335)
Титул: герцог Гатине
Вера: имперская Церквь
Внешность:  Alexander Vlahos

История
Родственники:
Филипп I Готине - герцог Гатине, дед, мёртв
Мари Бонмари - герцогиня Гатине, бабушка, мертва
Луи III Готине - герцог Гатине, отец, мертв
Франсуаза Мормильон - вдовствующая герцогиня Гатине, мать
Анна Монбельяр - почившая маркиза Гатине, первая супруга, мертва
Софи Гатине - маркиза Гатине, дочь
Женевьева Мерьель - герцогиня Гатине, супруга
Луи Гатине - маркиз Гатине, сын
Филипп Гатине - маркиз Гатине, сын
Констанция Гатине - маркиза Гатине, сестра
Анна-Мария Готине - маркиза Гатине, сестра
Жан Готине - маркиз Гатине, граф Бомон-сюр-Мэн, брат
Роберт Готине - граф Артуа, дядя

Гатине — древний лордионский дом, ведущий своё начало к X веку. Относя себя к «новой знати», возникшей уже после имперского периода, члены этой семьи всегда отличались своей политической хваткой, жаждой власти и, не в последнюю очередь, участием в многочисленных скандальных и откровенно неприличных придворных интригах. Да, Гатине прославились за многовековую историю не только и не столько политическими победами, сколько куртуазной придворной жизнью, прослыв зачинщиками любой неприятности на монаршую голову.
Филипп, нынче величающий себя вторым, родился 12 апреля 1335 года в родовом поместье Шато-Гайар в семье герцога Луи III и Франсуаза Мормильон, чем неимоверно порадовал родителей и большую часть их двора. Наследник — это всегда хорошо, особенно когда спустя лишь два года появился второй сын, ещё более укрепивший династию и подаривший спокойные сны герцогу Готине и уважение его супруге. Как и подобает отпрыскам благородных семей, первые несколько лет за ними особо не смотрели — скинули нянькам и ждали, когда они переживут «опасный возраст», после которого можно и привыкать к чаду. В отличие от младшего брата Жана, Филипп был болезненным и не сегодня, так завтра имел все шансы отправиться преждевременно на тот свет, однако то ли Создатель, то ли судьба уберегли юного маркиза от печальной участи. В возрасте четырёх лет наследника отправили к дяде — Роберту Готине, служившим при дворе короля. Именно там он и встретил известия о кончине Филиппа IV, последнего законного короля и скорое объявление о коронации Луи XII. Гатине, как и некоторые другие дома, были в корне несогласны с кандидатурой Нуаре, считая их совершенно не лучшей кандидатурой для королевской короны. Первые несколько лет герцоги Гатине и сами претендовали на корону, однако, не найдя должной поддержки в кругу знати, Луи III решил отказаться от амбициозных планов в пользу наиболее перспективного, с его точки зрения, кандидата — герцога Сенье. Поскольку оба дома придерживались имперской церкви, их союз вскоре приобрёл и религиозный контекст — теперь двое герцогов добивались не только возведения одного из них на трон Лордиона, но и восстановления власти Папы в этом королевстве.
С пяти лет и до двенадцати маркиз провёл в родовом поместье, поскольку оно располагается на удалении от мест боевых действий и относительно безопасно, что не могло не сказаться на восприятии мальчиком войны — долгое время для него всё это было малозначительным и скорее походило на развлечение. Он с умилением наблюдал за тем, как родственники разной степени родства отправлялись на войну и особо не задумывался о том, почему некоторые из них не возвращались, а чем больше взрослел, тем больше и сам рвался на поле боя. Запрет отца мальчик нарушил, переодевшись и сбежав из родового гнезда. При помощи группы таких же напыщенных и самоуверенных благородных юношей, он смог обзавестись доспехами, конём и отправиться к границе, где под видом сыновей баронов они встали под знамёна одного из вассалов герцога Гатине. Сама битва не была какой-то выдающейся или особо кровопролитной, однако увиденное навсегда впало в душу юному Филиппу — реки, по его меркам, крови, крики раненных и после — плач их вдов над могилами. Оплеуха от отца практически не была замечена, ведь отныне маркиз более всего думал о жертвах этой войны и со страхом считал количество умерших за тогда ещё непродолжительный конфликт и оценивал сколько ещё умрут. Ощетинившись и став значительно серьёзнее, Филипп ударился в политику, а точнее попробовал удариться в неё и получил сдачу. Попытки заявить о себе при дворе герцога Сенье быстро сошли на нет, когда после первой же словесной перепалки ему была брошена перчатка с вызовом на дуэль. К счастью маркиза, дуэль в самый последний момент была прервана его отцом и это спасло мальчику жизнь, но после этого инцидента Филиппу пришлось надолго вернуться в родовое поместье. Понимая, что из него не выйдет ни воин, ни политик, маркиз начал придаваться пустым развлечениям, заигрывая с придворными дамами своего отца и издеваясь над придворными в компании своего брата. Тот, к слову, в отличие от старшего не был прикован к Шато-Гайар, да и при дворе герцога Сенье был в чести за пусть скромные, но заслуги на военном поприще и природную способность находить язык даже с самыми одиозными личностями. Отец двух маркизов, исходя из успехов своих чад, более всего покровительствовал младшему сыну, что провоцировало ревность Филиппа и перешептывания придворной знати — вдруг герцог выберет Жана в наследники, а если нет, не решит ли более успешный младший брат отобрать венец у старшего, как только отец испустит дух? О последнем думала не только знать, но и сам Филипп — со временем отношения между братьями испортились и до смерти их отца не имели тенденцию на улучшение. В восемнадцатилетнем возрасте по настоянию отца взял в жены дочь могущественного графа Монбельяр, Анну. О любви речи не шло, однако союз этот сулил стать весьма плодотворным — спустя полгода после свадьбы девушка забеременела и через девять месяцев родила девочку, названную Софи. Роды эти были тяжелыми, как для ребёнка, так и для матери — если Софи при титанических усилиях лекарей выжила, Анна, увы, нет. Смерть от родильной горячки — весьма обыденное для современного мира событие, однако же более всех прочих горевал Луи, отец Филиппа — прекращение союза с графом Монбельяром грозило не только финансовым потерям, но и военным — Его Сиятельство, сетуя на то, что супруг должным образом не следил за женой, обвинил всё семейство во всех грехах, очевидно таким образом стараясь заглушить боль утраты близкого человека. Филипп это понимал и сильно не огрызался на нападки бывшего тестя, тем паче, что отчасти тот был прав — свою супругу маркиз не особо любил, хотя и старался быть с ней обходительным. Чего уж говорить, если во время родов Анны её распрекрасный супруг в другом крыле родового поместья нежился с очередной пассией своего брата (да-да, излюбленная лордионская забава соблазнять чужих пассий не обошла стороной Филиппа), узнав о тяжелом состоянии дочери и жены лишь к полудню следующего дня.
Смерть маркизы приоткрыла двери для ещё более неприятных событий — имя Анны всплыло во время очередной ссоры братьев, когда Жан, сокрушаясь по поводу интрижки брата с его любовницей, недвусмысленно намекнул на то, что он-то «отомстил заранее» за такое оскорбление. Несколько месяцев Филипп никак не мог отделаться от мысли, что его дочь может быть вовсе не его, и именно это привело маркиза в исповедальную к духовнику, доселе не видевшая Филиппа ни разу в жизни. Священник выслушал все опасения юноши и, как и полагается, успокоил неспокойную душу — мол, раз Создатель сохранил жизнь девочке, едва-ли она могла родиться в результате греховной связи, на том и порешали (хотя сомнения до сих пор гложут мужчину, чего уж скрывать). Не успели отпеть Анну, как Луи настоял на повторном браке — потеряв Монбельяр, герцог решил заручиться поддержкой другого не менее влиятельного рода — Мерьель, графов Сен-Поль, благо отсутствие сына делало брак с маркизом по-прежнему привлекательным. Женевьева, дочь графа Жана Мерьель (как иронично, тёзка брата Филиппа), смотрелась стержнем самодержавия рядом со свои новоиспеченным супругом и это отчасти определило их отношения, пусть и лишь отчасти. Спустя год после свадьбы девушка забеременела и родила сына, названного в честь отца Филиппа – Луи. Не успел герцог нарадоваться внуку, как испустил мирно дух, а его старший сын встал во главе Готине. Шепоты при дворе твердили о том, что не сегодня, так завтра Жан, брат нового герцога, поднимет бунт и свергнет нерадивого родича, однако вместе этого маркиз преклонил колено и поклялся в верности брату, и с этого момента их отношения отчасти стали лучше. Первым делом Филипп вручил титул графа брату, дабы тот не испытывал соблазна изменить своё решение и выступить против герцога за неимением собственной «хижины», после чего принялся активно внимать в политику, в которую не смог вникнуть годами ранее. Именно в этот момент отношения с супругой показали себя с другой стороны – как оказалось, юная герцогиня сама не против привлечь к себе всеобщее внимание, чем неимоверно раздражала отчасти тщеславного мужа. Своеобразно соревнуясь с Женевьевой за внимание публики, герцог получил полезные навыки интриги, но что до политики – увы, тут он оказался профаном. Не имея способностей разобраться в обстановке и понять, что лучше в данный момент для семьи, Филипп решил полагаться на суждения отца и уверил герцога Сенье в своей полной поддержке, сам же предпочёл на баррикады не кидаться и отсидеться в тылу, как и многие другие знатные транжиры отцовской собственности. Спустя четыре года после рождения сына родился ещё один – названный в честь нашего героя и его деда – Филиппом. Безусловно, наличие двух сыновей укрепило положение герцога, но покуда в этом плане у него всё хорошо, страдает другое – тяжелое поражение сил армии герцога Сенье и отступление риверхеймцев ударило по землям Гатине. Герцог и его двор были вынуждены переехать ко двору герцога Сенье, а Шато-Гайар оказался захвачен герцогом Эркюлем.
Это, а также рухнувшая на его плечи власть, во многом сделали герцога более серьёзным и ответственным, хотя он по-прежнему может позволить себе чем-то эдаким удивить двор, устроив театральную постановку с неприличными сюжетами или же вступив в перепалку с очередным «счастливчиком». Несколько раз таки участвовал в боях и был в меру храбрым и способным солдатом, но военачальник из него посредственный, эту науку ему ещё долго учить. Обладает прекрасными манерами, тактом, обходителен и обольстителен, в известной степени дамский угодник и обладатель большого количества врагов, в числе которых немалую долю составляют мужья, чьих жён Филипп обольстил. Легкомысленен во всём, что касается государственных дел, но свою семью ценит и старается блюсти её интересы, если они не слишком давят на его привычный образ жизни. Несмотря на отсутствие каких-либо явных талантов, кроме перечисленных выше, на советы других не полагается, сделает всё неправильно, но по своему. Из-за этого, к слову, нередко бывают проблемы. Азартный игрок, так что деньги в его кармане надолго не задерживаются. А в остальном – типичный дворянин Лордиона.

Связь: есть связь

Отредактировано Philippe Gâtinais (2017-10-11 23:05:58)

+1

2

Добро пожаловать!
Посетите следующие темы:
Занятые внешности
Заполнение личного звания
Заказ аватаров
Выяснение отношений
Поиск соигрока

Желаем вам приятной игры!

0


Вы здесь » Sangreal » Принятые анкеты » Philippe Gâtinais


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC