Новости форума

15/11/17 смена имиджа и учёт персонажей под управлением ГМ
11/11/17 обновление дизайна

Нужные персонажи

Семейство Гатине, герцогиня Перрена, император и императрица, король Лордиона, принцы Азалии
Администрация форума

Wilhelm II Arenberg - ответственен за Священную Империю, Райнхарден, Латгарден, Риверхейм, Альмерию, Калерию, магию и религию.
Sibylle Braunfels - ответственна за Азалию, Лордион, Нордлинг и Пиратские Острова.

Sangreal

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sangreal » Прошлое время » Именем твоей крови


Именем твоей крови

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Именем твоей крови
--

Дата: март 1363 г.

Место: лесные дебри где-то в Восточной Трясине.

Участники: Агнес, дух Радагайса.

+1

2

В чащобе, куда казалось никогда не ступала нога человека, ещё сугробами лежал снег. Это вблизи деревень и речушек, на просторных полянах в такие, как этот, солнечные дни снег местами протаивал, обнажая чёрную мокрую землю, которая уже дышала теплом, напаивая семена будущих трав и будя их шёпотом подземных вод. А здесь, в сердце леса, ещё господствовала зима.
В этот год она не ждала весну. Зима длилась и длилась, заметая проходы в болотистых землях, убаюкивая белым безмолвием: "Не жди, не надейся, не думай - уходи от этой боли, холода, отчаянья..." И Агнес склонна была внять этим уговорам, если б не тётка: та внимательно следила за племянницей, старалась не оставлять надолго одну и придумывала новую и новую работу. "Нынче весна рано придёт, земля пробудится - будем травы лечебные собирать. Ты уже и забыла небось все рецепты, которым я тебя учила", - качала головой, наматывая нить на веретено, и всё поглядывала на Агнес - чувствовала её настрой и мрачные мысли. Девушка уже привыкла к её проницательности и даже не старалась скрыть своего состояния, но ради тётки держалась.
- Люблю тебя, родная, - поцеловала её сегодня утром перед уходом. Не хотела, чтоб та надумывала, но Рози нахмурилась тревожно и осенила её знаком солнца, прежде чем отпустить.
Дорогу сюда Агнес знала лучше, чем улицы в своей деревне. По сугробам, звериным тропам, по поваленным брёвнам, перепрыгивая через огромные тёмные лужи снежной каши - участки болот... Туда, где никто не потревожит. Сосредоточившись, она позвала мысленно Итаю, большую старую ворону, с которой дружила несколько лет. Та всегда крутилась неподалёку, рассчитывая на угощение, и её глазами Агнес было смотреть проще всего: птица была мудра, отлично различала и запоминала лица и голоса, чувствовала потусторонее и была привязана к девушке.
Добравшись до места, небольшой полянки среди бурелома, Агнес присела отдохнуть в ожидании подруги. Та скоро явилась, шумно хлопая крыльями, села рядом на поваленный ствол, поклевала зёрен и крошек с ладони.
- Смотри за местом, Итая. Мне нужно поговорить с дедом, - тихо велела вороне. Та скосила на неё умный чёрный глаз и взлетела на верхушку ближайшего клёна. Агнес отложила корзину, взятую для отвода глаз, вышла на середину полянки и раскинула руки ладонями вниз. Белая пелена снега дрогнула и поплыла перед глазами, графичные чёрные контуры деревьев смешались причудливыми узорами. Агнес прищурилась, глядя сквозь ресницы, и негромко позвала: - Дед Радагайс! Твоя кровь зовёт тебя.
Ветер поднялся и засвистел в голых сучьях. Девушка обняла одну ладонь другой, зажмурилась - и с силой полоснула ногтями по коже. Сухая и тонкая кожа рвалась легко, в особенно глубоких бороздках царапин капельками выступила кровь.
- Именем твоей крови, Радагайс! - зазвучал глубокий голос, подхватываемый завыванием ветра. - Ответь мне!
Картинка заснеженной поляны снова зарябила, задрожала контурами - и снег начал исчезать прямо на глазах. Голая земля покрылась тлеющей копотью, пахнуло жаром от стены леса - и стволы вспыхнули призрачным пламенем, как исполинские факелы. Крики ворон затихали вдали, перекрываемые шумом пожара и низким шелестящим гулом, что плотной стеной отгородил Агнес от реального мира. Голоса духов...

+1

3

В молодости Радагайс, как и многие люди, более всего боялся смерти — нечто необъяснимое и пугающее. Будет ли после неё загробная жизнь или кромешная темнота, каковой она являлась до рождения? Шаманы и прорицатели твердили о том, что каждый человек воссоединяется с природой, как только умирает, но и эта трактовка была весьма неопределенной — воссоединяться можно и кормя червей в земле или лёжа пеплом на голых камнях, но разум то куда девается? Эта была последняя мысль великого мага, когда он всматривался в пылающий небосвод там, где сейчас развернулась Огненная Пустошь. Острая, рвущая душу боль, пылающие глазницы и всё резко окуталось в темноту, ветер перестал дуть, крики людей утихли, земля под ногами более не чувствовалась. Сотня лет потребовалась Радагайсу, чтобы выбраться из пустоты — сначала чувствовать жар от почвы, а после — увидеть. Как может человек видеть без глаз? Человек может и не может, но дух — вполне. Будучи при жизни сильным магом разрушения, мужчина кропотливо старался проникнутся эссенцией огня и в конце концов научился смотреть через него — два огненных сгустка, освящая мрак, показывают и по сей день магу картину происходящего. Следующие две сотни лет прошли как в причудливой истории кормилицы, которая рассказывала о мирах, где законы природы причудливы. За Завесой законы не были причудливы — их попросту не было, и Радагайс, словно Создатель из сказаний имперцев, создавал собственный мир с собственными законами. Лишь потом он узнал, что его мир — лишь капля в море, он накладывается на другие, а другие, в свою очередь, оставляют тень на него. Постепенно к нему пришло понимание, что есть лишь один мир за Завесой и он неизменен со дня сотворения — зеркальное отражение происходящего в мире живых, собирающий всё зло и мрак в себя. На месте цветущего герцогства, уничтоженного магией Радагайса, в загробном мире образовался жерло вулкана, по которому ходили и в котором тонули миллионы погубленных душ, и таких мест в мире бесчисленное множество. Впервые маг смог увидеть мир глазами смертных, когда его смогли призвать — правнучка, за которой он наблюдал сквозь пепел и огонь, подаёт большие надежды и вскоре должна сотворить задуманное Радагайсом — применить оружие, созданное ими совместно ранее. Дав ей право выбора, маг планирует в любом случае достигнуть цели, ведь в этом небольшом цилиндре, вместе с миллионами голосов душ подземного царства заключён сам дух Радагайса — открыть цилиндр и маг освободится от оков бесплотной жизни.

Демон злобно оскалился, занося свою когтистую лапу с дюжиной острых «копий». Радагайс увернулся от удара и распотрошил огненного зверя пополам, поглощая то, что иные могли бы назвать душой. Полуразрушенная башня, на вершине которой маг сражался с очередным наглым жителем Завесы, возвышалась над пылающей чащей и хранила в себе не меньше тысячи душ, которых демон смог поглотить. Поглощение душ — то, чем занимаются демоны за Завесой, Радагайс же решил поглощать демонов вместе с теми душами, которые согласились стать подпиткой для «зверинца», набирая с каждым днём всё большую силу.
О том, что его призывают, маг догадался по режущему ветру и холодку, прошедшему по рукам — то, чего за Завесой никогда не бывает. Закончив свои дела в башне, Радагайс закрыл глаза и в мгновение оказался позади Агнес. Если бы дух не хотел выходить на связь с вызывающим магом, ему достаточно было бы проигнорировать этот вызов, либо же — Радагайс положил руку на плечо сидевшей на земле девушки. Бесплодные и пустынные пылающие леса сменились заснеженными чащами, и лишь вокруг самого мага снег моментально вскипал, как будто под ним текла лава. Взяв ладонь девушки в свою, он тут же вылечил её, но следы крови, успевшей вытечь из раны, остались на её коже. Глядя на пятно, Радагайс, наконец, вышел вперёд, представ перед Агнес, как она того и требовала. Когда окровавленная ладонь оказалась у губ мага, всё ещё тело осветилось тонкими нитями — каждая жилка и вена в его теле засветилась красно-огненным цветом. Кровь в жилах этой девушки была его кровью, а его кровь действеннее миллион чужих душ, приближая его в большей степени к долгожданному возвращению.
- Тебе следует есть меньше соленого, - наконец отозвался Радагайс, убирая ладонь от лица. Это была не первая их встреча, можно было бы и пошутить немного, тем более что и вправду соли надо меньше — будет печально, если из-за пагубного пристрастия кровь испортится, или того хуже…
- У тебя есть ко мне вопрос? - продолжил мужчина, сделав несколько шагов в сторону. Снег «сгорал» под его ногами, хотя для Агнес картина явно отличается — снега за Завесой не бывает никогда.
[NIC]Radagaisus[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/ViMXW0B.jpg[/AVA]

+1

4

Дух прадеда был хорошим учителем, в этом Агнес смогла убедиться ещё при первой их встрече, когда, сама страшась собственнной дерзости, призвала его из-за Завесы - и он явился. После она долго не могла понять, как могла видеть его и весь его мир, а самое странное, как чувствовала прикосновения бесплотной души. Наверняка в этом и была природа магии и дара призыва мёртвых, но свои вопросы и некоторые смутные догадки, появившиеся после нескольких лет общения с предком, она не решалась ему озвучить. Во всяком случае пока.
Почувствовав, вопреки всем законам мира живых, чужую ладонь на плече, Агнес вздрогнула и закрыла глаза. Губы тронула еле заметная отрешённая улыбка: она всегда играла в эту игру, стараясь магическим чутьём, без подспорья глаз, научиться следить за перемещениями духа. Это было несложно: он ощущался как удивительный источник холода и жара одновременно, а ещё отличался от других духов за Завесой какой-то оглушительной силой - именно оглушительной, потому что вокруг него гасли и стихали другие голоса. И это тоже подпитывало догадки девушки о том, во что Радагайс успел превратиться за сотни лет загробной жизни.
- Здравствуй, дед, - ответила, приоткрыв веки и наблюдая за его манипуляциями с её рукой. Видимо, при жизни должность вождя племени и одного из сильнейших магов наложила на него отпечаток: манеры жившего в незапамятную, по её скромным меркам, старину мужчины поначалу напугали до остолбенения своей вычурностью и непредсказуемостью. Много, очень много времени понадобилось одиночке-деревенщине, чтобы не то привыкнуть - хоть бы перестать шарахаться от этого. А потом она просто научилась воспринимать это как игру, ритуал, какие выполнял в их деревне жрец солнца, - и неловкость постепенно исчезла. - Я запомню твой совет и передам тётке. Но она упорно твердит, что засоленные мясо и рыба лучше лежат и меньше портятся. А с тех пор, как погиб дядя, они у нас и так нечасто водятся.
Огненно-красные струйки, заштриховавшие силуэт духа, вспыхивали искрами в тяжёлом, наполненном гарью воздухе по ту сторону, а огненные глаза сияли, как снопы искр от расплавленного в кузнечном горне металла - в вечной тьме загробного мира Радагайс выглядел почти плотным. Как демоны, которых она пару раз видела издали и мельком. Пепел под его шагами вспыхивал тлеющими звёздочками, а пламя вечногорящих деревьев за спиной казалось бледным и прозрачным. Она знала, что даёт ему силу своей кровью: от встречи к встрече его "тело" становилось всё ярче и чётче.
- И да, я хотела спросить твоего совета. Как всегда, - помедлила, разглядывая свою излеченную ладонь. Смотреть на Радагайса было бессмысленно: его перемещения она чувствовала и так, а читать мимику пылающего лица у неё получалось плохо. - Но сначала скажи мне ещё раз: когда я освобожу голоса мёртвых из Зова... что случится с тобой? И... со мной.

Отредактировано Agnes (2017-10-07 16:17:42)

+1

5

Радагайс слушал ответ девушки, наслаждаясь холодом — после столетий жизни в огненных пустошах, холод воспринимается как манна божественная и даже холодный ожог приносит удовольствие. Опустившись на одну ногу и ощутив прикосновение бедра о едва успевшую засохнуть почву, он на время погрузился будто бы в транс, закрыв глаза. Постепенно ладонь перестала источать пары от слишком холодного воздуха, испаряющегося при прикосновении к магу, и мужчина смог дотронуться до снега. Ощущения были непередаваемые, как будто он был ребёнком, впервые столкнувшимся с этим причудливым природным явлением. Спустя мгновение снег вновь расстался возле руки и всё вернулось на круги своя.
- Для тебя это не должно быть проблемой. Вселись в орла или волка и добудь мясо, - ответил маг, вставая снова на ноги. Дар вселения в сознания животных девушка унаследовала от Радагайса, и ей невероятно повезло — не в каждом поколении предков мага рождается наделенный этим даром человек, за последние триста лет таких было трое, а в живых осталась одна Агнес. Радагайс прекрасно помнил, как в молодости учился этому искусству, правда ни от кого он не наследовал, а сам, без подготовки и знаний, учился постигать природу во всех её причудливых формах. Живя первую часть своей жизни в бедности и страхе перед надвигающейся инквизицией, мальчиком двигала лишь одно желание — желание жить. И когда ты загнан в угол, избит и обескровлен, сам становишься зверем, а вслед за этим начинаешь понимать и настоящих зверей. Возможно, не пришлось бы выжигать имперскую землю солнечными лучами, будь возможность отвязать сознание от собственного тела и вселиться навечно в тело животного, однако это невозможно, этот дар лишь временный и как бы высокого маг не взбирался на крыльях орла, он всё равно остаётся бескрылым человеком на земле, со всеми недостатками, присущими их виду.
- Со мной ничего не случится, свою работу я уже сделал, мне осталось лишь наблюдать за тем, как взрыв поменяет мой мир и оставит ещё один шрам на нём, - соврал Радагайс, предпочтя не раскрывать истинный мотив и предназначение сделанного ими артефакта. Отчасти маг хотел бы рассказать правду, но это риск — девушка может решить, что высвобождать столь могущественного предка будет лишним, особенно если узнает, как он должен обрести телесную форму.
- Если ты откроешь цилиндр сама, ты умрёшь, как и все прочие в округе. Чтобы выжить, ты должна заключить сделку со мной, - на самом деле с любым демоном, - и пустить меня в своё тело. Для смертных голоса душ из Завесы смертельно опасны — одного голоса хватит, чтобы человек сошёл с ума, дюжина — чтобы он мгновенно умер, а в цилиндре их миллионы. Я слышу эти голоса перманентно и смогу сберечь твои тело и душу от их воздействия, - говорил Радагайс, перемещаясь туда-сюда перед девушкой. В действительно маг планирует получить согласие Агнес и вселиться в её тело, а открыв цилиндр он сможет поместить собственную душу, заключенную в нём, в тело под своим контроле. Кровь, которая течёт в её жилах, позволит «сосуду» выдержать такой процесс и таким нехитрым образом Радагайс вернёт себе жизнь, хоть и в чужом теле. Демоны на такое неспособны в принципе — они не имели жизни и являются созданиями Завесы, привязать к какой-либо крови их эссенцию невозможно, и даже более того — вселяясь в магов крови, они в буквальном смысле сходят с ума от незнакомого им мира, который они видели разве что сквозь кривое зеркало, а потом такие случаи становятся наглядными примерами для Инквизиции. Благо, Радагайс оба мира знает превосходно и чувствует себя хорошо что за Завесой, что в мире смертных.
- Почему ты спрашиваешь? Уже определилась с тем где и когда воспользуешься цилиндром? - спросил маг, остановившись на месте. Ему было абсолютно всё равно, где Агнес воспользуется их совместным изобретением, это лишь маленький подарок для амбициозной девушки, последнее, что она увидит в этом мире, прежде чем станет невольным узником в собственном же теле.

Примечание

Радагайс ещё не проводил в своей жизни такое вселение и понятия не имеет, сработает ли всё именно так. Вполне возможно, что в случае вселения Агнес не потеряет полностью контроль над своим телом, в нём просто станет на одно сознание больше и будет типичный случай раздвоения личности, так что не принимайте все мои слова автора за истину :)

[NIC]Radagaisus[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/ViMXW0B.jpg[/AVA]

+1

6

Агнес наблюдала за Радагайсом всё так же сквозь ресницы, в душе удивляясь, как он, существующий столетия, познавший оба мира, вопреки всему сохранил способность радоваться простым, хоть и давно забытым вещам. Все эти мелочи вроде прикосновения к плечу, постоянных хождений, словно он пробовал почву под собой наощупь, осязаний стылой земли и снега - Агнес не видела снега под его ладонью, просто догадывалась, что он делает, - всё это рождало в её душе невольную симпатию к предку, исконно женское умиление и... сочувствие. Но мимоходом данный совет по добыче еды вмиг разрушил это хрупкое чувство и заставил поёжиться, несмотря на окружающий её огненный ад.
- Да, ты прав. Но я не могу.
Не в том смысле, что она вдруг разучилась контактировать с животными, а в том, что ей сложно было убить. Пусть для прокорма, по жизненной необходимости - но сознание Агнес словно погружалось в ступор, когда инстинкты хищника направляли подконтрольное тело в погоню за добычей. Она пару раз пробовала это прошлой зимой, когда положение в семьё было особенно сложным, но так и не смогла. Проще банальная охота с луком...
Радагайс как всегда не оставил её вопросов без ответа, хотя Агнес до последнего не решалась спрашивать о последствиях применения Зова, - и это тоже располагало к нему наивную девушку. Наивную, вопреки знаниям поколений из сферы памяти и его собственным рассказам. Потому что несмотря на все знания Агнес с детства росла с одной тайной, как-то рассказанной ей тётей, и эта тайна, раз перевернув мировоззрение девочки, теперь служила призмой, через которую она рассматривала и постигала все новые сведения. С прадедом она этой тайной не делилась, ибо знала, что он опровергнет её. Но всё же...
Агнес внимательно выслушала объяснения, низко склоняя голову в знак понимания и благодарности, но одна фраза резанула слух, заставив на время затаить дыхание. "Заключить сделку"... Насколько ей было известно, единственными существами из-за Завесы, способными и весьма злоупотребляющими заключением сделок, были демоны. Но Радагайс не мог ни быть поглощённым демоном, который смог бы в его обличье прийти на встречу с ней, - ведь Агнес видела, как на него действует её кровь, - ни стать демоном за свою загробную жизнь. По крайней мере таких примеров даже он сам никогда ей не приводил, хоть о демонах она и спрашивала...
Задумавшись, она не заметила, сколько времени пришлось выждать духу, прежде чем подтолкнуть её к ответу последней репликой. Вскинула на него немного растерянный взгляд и поспешно ответила:
- Не совсем. У меня есть один план, но я боюсь ошибиться, конечно же. Поэтому мне нужна твоя помощь, и наверняка ещё понадобится позже... Но, - она слегка прищурилась, стараясь рассмотреть его лицо сквозь ореол света от пламени, - скажи, зачем какие-то сделки? Если ты говоришь, что это единственный способ выжить, то я конечно согласна на него. Я доверяю тебе.
"По крайней мере хотела бы доверять", - мелькнула мысль, но взгляд Агнес остался открытым и искренним. Она могла сколь угодно сомневаться в полной правдивости предка, но представить, что он желает ей смерти или чего-то худшего, не могла при всём старании.

+1

7

- Можешь, но не хочешь, - фыркнул в ответ Радагайс на слова девушки, - Связь с сознание животного – тонкая наука, когда ты получаешь контроль над ним, он, в свою очередь, должен видеть и твоё сознание. Животные инстинкты – неотъемлемая часть этой связи и если ты каждый раз будешь отвергать их, рано или поздно подконтрольное существо может ополчиться на тебя, как ополчается раб на хозяина, - «совместная» охота – один из способов единения с животным, и чем оно опаснее, тем лучше нужно устанавливать связь. Когда маг берёт под контроль существо, он не выключает его сознание, а скорее манипулирует, будто кукловод на сцене, и если «кукла» начинает вести себя совершенно необычно для себя, а тем более игнорировать свои инстинкты – нить легко обрывается и восстановить связь зачастую попросту невозможно. Будь Радагайс сейчас в своём смертном обличие, тело было бы переполнено шрамами от клыков и ногтей, полученных в процессе постижения этой простой, но крайне важной истины.
- Не затягивай с планами, цилиндр не вечен и голоса внутри долго ждать не станут. Рано или поздно они высвободятся и без твоей помощи, - соврал маг, прекрасно зная, что голоса не высвободятся, пока цилиндр не откроют. Магическая печать, наложенная при создании этого артефакта, крепче любой из тех, что когда-либо видел или создавал Радагайс, она прослужит ещё очень долго, а к тому времени, как иссякнет, истощенные силы душ, заключенных в цилиндр, едва ли хватит чтобы вызвать головную боль. Среди этих душ находится и душа Радагайса, так что это был большой риск помогать Агнес создавать артефакт и заключать в него собственную душу, случись что, и мага ждёт медленное увядание в очередной темнице, уже сотворенной его собственными руками.
- За Завесой мало законов, сделка – один из непреложных. Никто и ничто из моего мира не может вселиться в смертное тело без разрешения, иначе мир живых уже давно был бы переполнен одержимыми духами и демонами, - а ведь как хорошо, будь у духа возможность вселяться в смертное обличие. Увы, все случаи «зверского нападения демонов» - дело рук людских. Маги сами впускают в свои тела нечисть и навлекают беду, Агнес же может навлечь на смертный мир стократно большую беду, если не передумает и не ошибётся.
- Это не продлится долго, ты практически и не заметишь, - добавил маг, сохраняя полную невозмутимость. Врать было легко, особенно когда от этого вранья зависит твоё будущее, а сочувствие… едва-ли девушку ждало бы счастливое будущее. Родители убиты, общество настроено враждебно, вершина – брак с каким-то пропащим человеком, для которого социальный статус супруги безынтересен, нарожать детей и умереть, дай боги, в старости. Вместо этого девушка может послужить инструментом очищения мира от всего самого худшего, а может, кто знает, и для чего-то более грандиозного. У Радагайса планов много и все они зависят от одного лишь дня, когда цилиндр откроют и он освободится.
[NIC]Radagaisus[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/ViMXW0B.jpg[/AVA]

+1

8

Агнес вдруг ясно поняла, что разговор затягивается. Терпеть неуловимо высокомерное отношение, пусть даже от столь великого мага и собственного предка, в ответ на своё доверие было не столько сложно, сколько бессмысленно. В её понимании. Девушка выросла одиночкой и самой себе хозяйкой, тётка с дядей хоть и воспитали её примерно, но любили и по-своему баловали, так что Агнес стала с одной стороны эгоистичной, а с другой - интуитивно-чувствительной, как зверь. И подобное отношение естественно вызывало у неё отторжение.
- Я не отвергаю их инстинктов, когда я в их сознании, - ответила спокойно, но в тоне зазвучала сталь. - Я охочусь с ними, когда это нужно им, но я не хочу приучать их убивать больше, чем нужно для их собственного пропитания. Это развращает, и инстинкт выживания превращается в инстинкт убийства. Ладно бы они делились добычей со мной одной, но для нас двоих с тёткой нужно уже заметно больше. Если приучить хоть одного хищника добывать столько, где гарантия, что в какой-то момент он забавы ради не задерёт и меня? А привыкать каждый раз к новому зверю слишком тяжело и долго. - Поднялась на ноги и добавила с прохладной усмешкой: - Однако я учту, что мне нужно больше практиковаться.
Замечание о планах и сделке она выслушала, пристально рассматривая духа. И чем дольше слушала, тем больше убеждалась, что у них достаточно секретов друг от друга даже относительно общих дел. Агнес была неспособна уличить Радагайса во лжи, она просто чуяла подвох. По его отношению.
- Хорошо, - согласно склонила голову в ответ на всё сразу. - Хоть иногда мне думается, что жаль, ты не выжег Огненную Пустошь на месте деревни своего племени, когда на вас только напали... - говорила тихим шелестящим голосом, напоминающим шипение. - Тогда мне бы не пришлось делать всего этого. Я бы просто не родилась. Но сейчас у меня нет выбора, и я обещала тебе воспользоваться Зовом. Обещаю и своё согласие на сделку, когда придёт время. Но вот скажи мне напоследок... - замялась немного, но твёрдо взглянула в лицо предку и продолжила: - Если бы я родила ребёнка, смог бы ты вселиться в него? И прожить благодаря этому ещё одну жизнь?

Отредактировано Agnes (2017-10-10 10:01:51)

+1

9

Радагайс умилительно улыбнулся на рассуждения девушки о том, как нужно «воспитывать» питомцев. Невольно вспоминались и собственные попытки найти золотую середину, дабы и желаемое получить, и как бы с чистыми руками.
- Животным не знакомы твои терзания о бесчеловечности убийства, и тебе не стоит так мягкосердечно к этому относится. «Твой» питомец никогда на тебя не нападёт, если будет чувствовать, что он в подчиненном положении, а избегание, как ты сказала, инстинкта убийства, рано или поздно приведёт к неподчинению. Совершенно не важно, ради чего они убивают, - маг мог бы долго разглагольствовать на эту тему, но, очевидно, Агнес всё равно сделает по своему. Все так или иначе учатся на собственном опыте, а чужой впитывают крайне неохотно, особенно если в голове закралась тусклая мысль «а вдруг всё же у меня будет иначе». Сколько человек померли из-за этой коварной мысли и сколько ещё погибнут – один из столпов мира, который Радагайс успел сотни и тысячи раз увидеть за свою долгую загробную жизнь.
- До того, как спровоцировать катаклизм, я и не подозревал, что способен на такое, иначе священная война имперцев закончилась бы, не успев начаться. Но очередь так называемых соплеменников ещё настанет, уверяю тебя, - на размытых чертах мужчины без особых стараний можно было углядеть неприкрытую злость, и эта злость была страшней любой другой – вскормленная веками заточения за Завесой, она уже давно перешла в слепую ярость, и даже окажись всё иначе, даже если Радагайсу завтра принесут на блюдце неопровержимые доказательства того, что его соплеменники в действительности не совершали того злодеяния, а всё было лишь хитрой постановкой имперцев – едва-ли он изменил бы своим планам. Будучи мёртвым, трудно отыскать цель своего существования, если это вообще можно было назвать существованием. Поначалу он хотел помогать своим потомками, но за века их сменилось столь много, что он и не вспомнит даже каждого второго, да и те не шибки хотели иметь дел с духом мёртвого человека. Хватило два десятка лет, чтобы дух мага облетел всю землю и подивился всем чудесам природы, пусть и в кривом зеркале, а что делать дальше? Мстить имперцам? Церкви? Ни первые, ни вторая не были истинными врагами Радагайса, они его не предавали и действовали в соответствии с тем, как себя подавали. Подлость – то, что при жизни маг не выносил, и именно этим сейчас он помышляет для, как ему кажется, достойной цели.
Слова о том, что девушка намерена использовать Зов и дать согласие порадовали Радагайса, он даже выдал что-то похожее на улыбку, впрочем, скрывая чуть ли не гомерический хохот. Может даже злодейский, чем чёрт не шутит. Однако тут же Агнес заговорила о ребёнке, что на время озадачило мага. Он сделал несколько кругов вокруг девушки, размышляя над этим предложением, изредка бросая на неё взгляд в попытках понять – а не начала ли она что-то подозревать? Пожертвовать ребёнком просто так? Разве что для сохранения своей жизни, что вполне обосновано.
- Увы, ребёнок слишком слаб для того, чтобы принять в себя мой дух. Но, если допустить, что он унаследует все твои таланты и подождать дюжину лет – вполне возможно, - сухо ответил Радагайс, будто для него это лишь фантазии. Казалось бы, маг, прождавший за Завесой не один век, мог бы и подождать дюжину лет, ведь в общем контексте это лишь капля в море, однако чем дольше тянется ожидание, тем больше Радагайс теряет самообладание и тем острее ощущение, что всё в любой момент может сорваться. Рисковать своим планом ради призрачной надежды, что ребёнок вырастит сильным, да ещё и добровольно согласится принять дух Радагайса – неоправданно.
- Но мне хватило и одной жизни, ты зря переживаешь за это, - ответил мужчина, останавливаясь спиной к девушке. Жизни и правда хватило ему, он возвращается вовсе не для того, чтобы пожить ещё одну. Да, приятно будет почувствовать давно забытое, наполнить легкие холодным воздухом, а не пропитанный смолой и пеплом, но в результате его замысла все должны будут захлебнуться этой смолой. 
[NIC]Radagaisus[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/ViMXW0B.jpg[/AVA]

+1

10

- Не говори так, дед, - от удивления Агнес опять начинала апеллировать к Радагайсу как к родственнику, - они убивают только ради пропитания и выживания. И только когда нет другого выхода. Этим они и отличаются от нас... - Она уважала мир природы именно за это: в нём всё было рационально и оправданно, в нём не существовало подлости, предательства, жажды власти и наживы. Только выживание и продолжение рода - главные ценности. Но взглянув на духа, она снова напомнила себе, с кем говорит, и уже спокойнее добавила: - Прости, ты конечно знаешь лучше. Я постараюсь делать, как ты говоришь. - В конце концов, ей действительно ещё учиться и учиться.
А дальше она только наблюдала смену эмоций на призрачном пылающем лице, без труда различая их - скорее чувствовала непосредственно, эмпатийно, чем читала мимику. И ненависть Радагайса к соплеменникам снова вселила в неё страх. Слишком много её было, этой ненависти, слишком... Агнес интуитивно отталкивало это, что-то снова, как не раз бывало при общении с предком, нашёптывало: "Беги от него, спасайся, никакого добра от него не будет, ничего - кроме смерти и разрушения..." Но она опять и опять уговаривала себя, вспоминая, что у него предостаточно поводов для ненависти и мести. Как и у неё...
А вот вопрос о ребёнке его озадачил. Агнес была почти уверена, Радагайс снова заявит, что это невозможно... Но он ответил расплывчато и совсем не о том. Ей странно было предположить, что ему так уж сложно подождать ещё немного, но видимо эта возможность действительно не была ему ценна.
- Хорошо, я поняла тебя. Я начну осуществлять свой план, как только удостоверюсь в последний раз, что наши соплеменники не желают справедливости. Благодарю тебя за помощь, и... - она протянула руку, зажмурилась и коснулась его плеча. Знала, что этот огонь не причинит ей вреда, но инстинктивный страх никто не отменял, - и я сделаю всё, чтобы твой дух упокоился в довольстве.
Едва успев договорить, Агнес почувствовала лёгкое покалывание в макушку, которое ознобом прокатилось по позвоночнику и будто пригвоздило её к месту. Ладони мгновенно согрелись, и она с изумлением заметила лёгкое свечение вокруг собственной руки, что лежала на плече призрака. Девушка затаила дыхание, понадеявшись, что обойдётся, - такое уже бывало с ней раньше, эти ощущения, - и отдёрнула руку, но светящийся след от ладони ещё с мгновение был виден на призрачной плоти: огонь вокруг Радагайса был прозрачно-алым, дымным, а это сияние осталось молочной белоснежной дымкой. Агнес обдало со спины мощным потоком воздуха, но, обернувшись, она не увидела ничего.

Примечание

Заранее прошу прощения за вольности с трактовкой устройства здешнего потустороннего мира, но мне подумалось, раз есть вера в Создателя - должны быть и ангелы Его) Ощущения Радагайса от прикосновения божественной энергии оставляю на усмотрение соигрока, но обращаю внимание, что прикосновение это было очень коротким. Любые поправки учту.

Отредактировано Agnes (2017-10-18 05:37:42)

+1

11

Лицо мага исказилось, когда Агнес в очередной раз назвала его дедом. Для него время шло не столь быстро, как это было до смерти, и потому он не видел себя седобородым стариком, у которого могут быть "внучки", хотя в действительности список его потомков даст фору любой инквизиторской проскрипции. У скоротечной жизни много недостатков есть, однако лишь проживший эту смертную жизнь человек может под её конец чувствовать себя в своей тарелке - воспринимать детей и внуков, понимать, что он прожил жизнь и за эту жизнь набрался и опыта, и знаний, и даже корни успел пустить. Радагайс был лишён подобного, он умер относительно молодым и, кажется, его душа навеки застряла в том теле тридцати с лишним лет, сожженным палящими лучами солнца. Агнес по "внутренним часам" мага годилась ему разве что в дочери, и то с натяжкой, пусть даже в действительности не такого слова в человеческом языке, которым можно было бы назвать степень их родства. Возможно, по замыслу природы они и вовсе не родственники? Сколько раз за столько поколений кровь девушки была разбавлена? Мать, бабушка и все остальные разбавляли кровь Радагайса, а если они были хоть в каком-то родстве друг с другом - уже пересилили ту древнюю кровь, но даже капли хватало, чтобы маг ощутил себя наконец хоть немого живым.
[NIC]Radagaisus[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/ViMXW0B.jpg[/AVA]
И человеческим поступкам можно найти оправдание. Как животное защищает свою территорию, так и человек защищает свою, потомство или добычу - всё это свойственно и людям, только под другим видом и углом, - идеализация животного мира и природы в целом - известный порок, до боли известный даже. Приятно думать, что природой заложено иное поведение, а люди - лишь ошибка, когда в действительности человечество и есть замысел той самой пресловутой природы. Радагайс сокрушается не на человеческую природу, он не хочет искоренять род людской, его гнев направлен на определенную группу людей, а в более крупных масштабах - на нечто грандиозное: обновление всего, что есть сейчас, как если бы по континенту прошлась морская вода и смыла бы все нечистоты, дав возможность начать всё с чистого листа.

- Справедливости? - с удивлением переспросил Радагайс, не скрывая раздражения в голосе, - Если ты ворвёшься на совет и покажешь им цилиндр, объяснишь, что они все помрут, если его открыть, они сделают всё, лишь бы не умереть. Но это будет обманом, фикцией, ведь сделано по принуждению. Стоит ли давать шанс тем, кто сам и чьи предки не единожды его сознательно отвергали? Пора платить по счетам и не далек тот день, когда с твоей помощью состоится страшный суд над каждым. На одной чаше весов будет сердце человека, на другой - перо, и если сердце окажется легче - они обретут вечный покой, - легенда, не более, которую когда-то рассказывала мать по ночам, объясняя, что же происходит после смерти. Увы, умерев, маг не проходил никакой "суд сердца и пера", и даже самые праведные смертные оказываются в одном котле с самыми ужасными злодеями, разделяя одну ношу. В конечном итоге, все после смерти становятся лишь пищей для демонов, и земные страдания, коль ужасными не были, обернутся настоящим мёдом по сравнению с тем, что придётся пережить после смерти. Может быть, если остановить все злодейства, которые творят живые, не подозревая, что всё это отражается на умерших, Завеса изменится? Будут ли демоны поглощать души умерших, если больше не будет того самого смертного мира, куда они, по глупости своей, так стремятся попасть, совершенно не осознавая, с чем столкнутся? Столько вопросов и за сотни лет ни одного внятного ответа.

Прикосновение Агнес было весьма неожиданным, но более неожиданном было пришествие "друга". За Завесой обитают демоны и духи, но, помимо них, в этих злачных местах бывают и другие существа, которых здешние обитатели зовут астралами. Существа неясной для Радагайса природы, однозначно разумные, с не до конца выясненной природой. Их можно было бы наречь ангелами из верований имперцев, однако ни крыльев, ни обликом толком они не наделены, будучи скорее материей, а может попросту не умеющие или не желающие материализоваться. Появление очередного из них в данный момент было бы крайне нежелательно, потому маг, опустив руку, одним движением пальца рассёк ногтем ладонь. Глаза загорелись пламенем, и до того, как Агнес успела обернуться, эта треклятая тварь исчезла. Что нужно было ему - ещё надо будет узнать, но едва-ли что-то приятное для Радагайса. Само собой, маг и виду не подавал, что что-то произошло, спокойно обернувшись к девушке лицом, скрыв ладонь.

- Скоро я научу тебя одному заклинанию, которое тебе необходимо будет использовать перед моим призывом в твоё тело. Увы, тебе не хватит сил вместить меня в себя, даже учитывая наше родство. Маги по-разному могут повышать свою силу, от специальных обрядов до кристаллов и артефактов, но более всего действенна магия крови. Тебе надо убить семерых человек с помощью этой магии и впитать в себя их души, дабы иметь возможность принять мою, - и семеро - это ещё в лучшем случае. В обычной ситуации вместить эссенцию демона в своё тело не составляет труда, но Радагайс - не примитивный демон ярости, он был куда большим, опасным, а потому и требовал особых приготовлений, дабы не разорвать тело мага, впускающего его в себя.

- Я бы хотел, чтобы был другой путь и тебе не пришлось бы прибегать к подобной магии, однако в ближайших местах я не нашёл ни одного достойного кристалла и ни одного заряженного магией артефакта, который смог бы послужить для тебя подпиткой, - маг скрестил руки на груди, ожидая реакции девушки.

+1

12

В который ныне раз общалась она с духом предка? Не сосчитала бы и не вспомнила, но могла точно сказать, что всегда он её удивлял, и Агнес нередко задумывалась, каким же Радагайс был при жизни: настолько яркие эмоции, мимика, острый ум и будто врождённое ощущение превосходства... хотя что она могла знать о его врождённых качествах, если он существовал уже сотни лет. Такое вполне могло быть нажито - и эта мысль тоже пугала, ведь неужели там, после жизни, ничего не меняется? И ты, такой, каким жил на земле, со всеми своими недостатками и воспоминаниями остаёшься навечно?
"Воистину ад..."
Наверное поэтому со временем, повзрослев и научившись сдержанности, она всё меньше расспрашивала его о чём-либо, что не касалось истории их рода, Трясины, а позже Зова. И поэтому же приучилась присматриваться к нему, читать эмоции и реагировать на них как можно скорее: не в её интересах было тревожить дух предка попусту, тем более довести до того, что он просто откажется являться на её зов. Поэтому и сейчас, заметив новую его гримасу, Агнес подосадовала на себя, но виду не подала. Осторожней с ним...
А после Радагайс раскритиковал её желание поискать справедливости такими дикими предположениями, что поначалу девушка просто опешила от неожиданности, но вдруг улыбнулась, пряча глаза: вспомнилась кстати старая легенда из книги Эарнила о двух древних городах, сожжённых небесным огнём за грехи и распутство их жителей. Её и другие подобные тётка часто рассказывала маленькой Агнес как сказки на ночь. Девушку рассмешило предположение, будто она пригрозит кому-либо Зовом без действительного намерения его использовать. Агнес не привыкла бросать слова на ветер, даже подкреплённые возможностью, - но не собственной готовностью. Деревни Трясины погибнут, как те города из Библии, но её не в чем будет упрекнуть: "если найдётся среди них хоть десять праведников..." И только конец реплики предка вернул её внимание к разговору.
" - Вечный покой, - отозвалось эхом внутри. - Если бы они хоть единожды задумались о том, что ждёт их после смерти, то посмеялись бы любой сказке о "вечном покое". Как я. Как он..."

Явление ещё одного духа или ангела, как звала их тётка, испугало Агнес не на шутку: только этого не хватало, да ещё и при Радагайсе! Однако он пропал так же бысто и внезапно, как появился, зато предок похоже заметил её движение и обернулся. Девушка украдкой взглянула на свою руку, которую окутывало сияние, но оно тоже исчезло. "Хороша же я, додуматься говорить про упокоение  тут, за Завесой..." Но предок выглядел совершенно невозмутимо, и Агнес последовала его примеру: будто ничего и не было. Тем более, что следующие слова его...
Она выслушала молча, только глаза расширились от шока. Радагайс явно ждал её реакции, но она смотрела на него самым, что ни на есть, говорящим взглядом и лихорадочно соображала: сможет или нет?
- Нет... - выдохнула полушёпотом, испуганно, но тут же справилась с собой и повторила увереннее: - Нет. Я не стану этого делать. - Если такова цена за её жизнь, то лучше уж погибнуть, чем вот так... Тем более, что и Радагайсу по его же словам это не поможет, коль он не хочет новой жизни. Пусть она станет просто инструментом мести, как они и задумывали, а зачем инструменту жизнь после выполнения своей миссии? - Я благодарна тебе, что ты хочешь сохранить мне жизнь, но... не такой ценой.
Она сцепила руки в замок, стараясь унять дрожь в пальцах, но смотрела на предка спокойно и непоколебимо.

+1

13

- Кажется, ты не понимаешь, о чём идёт речь, - снисходительно ответил Радагайс, хотя с большим удовольствием закричал бы сейчас. Какое странное суждение – Агнес готова открыть цилиндр и убить тысячи людей вокруг, но не готова сделать это своими руками? Может быть первое она допускает, поскольку видит в этом возмездие, а второе не приемлет – потому что это «для себя»? Что ж, зерно здравого смысла в этом есть, но лишь зерно, не более.
Радагайс сделал небольшую паузу, после чего выпрямил ладонь и протянул её в сторону девушки. Над ладонью загорелся язычок пламени, постепенно распылившийся до небольшой огненной сферы размером с мелкокалиберное бортовое ядро.
- У каждого человека есть душа и она бессмертна. Душа заключена в сосуд – в тело, и после смерти тела душа переходит за Завесу, где остаётся навечно. Души обычных смертных и магов отличаются, - огненный шар медленно начал пронизываться яркими голубыми нитями, которые символизируют магию и её влияние на душу человека, - Магия, что сочится из мага, позволяет и после смерти сохранить ему память и сознание. Мы продолжаем существовать, в отличие от обычных смертных, даже за Завесой, благодаря этому мы не станем пищей для демонов, - мужчина поднял вторую руку. Ладонь загорелась алым пламенем и медленно начала приближаться к сфере, - чтобы открыть цилиндр, тебе нужна моя помощь. Чтобы использовать свою магию и открыть этот цилиндр, мне нужно смертное тело, иначе никак. И вот мой дух вселяется в твоё неподготовленное тело, деля один сосуд с твоей душой, - ладонь медленно приближалась к сфере, когда они стали почти вплотную, между ладонью и сферой засверкали искры, а через пару мгновений даже разряды тока, будто сотни миниатюрных молний. Чем ближе Радагайс подводил ладонь и чем дольше её держал, тем больше сфера разрушалась – пламя, опутанная голубыми прожилками, постепенно остывало, превращаясь в пепел.
- Я выжгу твою душу, так что и следа не останется, - убрав ладонь, маг показал сгусток пепла, тут же развалившийся под своей тяжестью, а голубые прожилки в нём постепенно угасли вслед за огнём, - После такого не будет никакой радостной встречи с родителями и предками, не будет вообще ничего, - стряхнув пепел, мужчина снова вытянул ладонь, и сфера с прожилками снова загорелась, но на сей раз её окутала пелена другого огня. Когда Радагайс начал подводить вторую ладонь, миниатюрные молнии поражали в первую очередь тот огонь, который вращался вокруг сферы:
- Если же ты сделаешь так, как я прошу, эти души защитят твою и дадут мне время открыть цилиндр и покинуть твоё тело. Если тебе всё равно на себя, сжалься надо мной и не заставляй испепелять собственную кровь, - само собой, никаких настоящий угрызений совести маг не испытывал и с радостью поступил бы таким образом с кем угодно, однако факт, о котором он умолчал, делает подобную принципиальность Агнес недопустимой – без достаточной «подпитки» не только душа будет выжжена, но и сам сосуд станет непригодным. Духу нужно время, чтобы перехватить контроль над телом и начать процесс вечного самоисцеления, в противном случае тело разрушится раньше, чем Радагайс обоснуется в своём новом «жилище».
- Необязательно убивать невинных розовых младенцев или чистейшей души девственниц, - с некоторой насмешкой продолжил Радагайс, - Можешь убить приговоренных на смертную казнь мужчин, или если на тебя в ближайшее время нападут разбойники – главное, провести ритуал и поглотить их души, качество этих душ существенной роли не играет. Ежели нет, можно попробовать найти мага крови и убить его, в надежде, что до этого он поглотил нужное количество душ, - что будет весьма сложно, ведь чем больше душ маг крови поглощает, тем сильнее он становится, а Агнес даже в свои лучшие дни не сможет сравниться с магом крови, вобравшим в себя дюжину жизней. Да и эти парни так уж точно играть по правилам не будут, в арсенале демонопоклонников есть такие заклинания, с которыми и сам Радагайс в своём смертном обличии предпочёл бы не сталкиваться.
[NIC]Radagaisus[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/ViMXW0B.jpg[/AVA]

+1


Вы здесь » Sangreal » Прошлое время » Именем твоей крови


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC